Главная » Статьи » ФИЗИКА КУЛЬТУРЫ И ЖИЗНИ

Часть одиннадцатая. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
1. «ОБРАЩЕНИЕ К РУССКОМУ НАРОДУ»

   Не торопитесь осуждать и «убивать» меня, уважаемый Читатель, за такое высокопарное выражение. Кто я есть, чтобы «обращаться к народу»? Но именно такие слова наиболее точно отражают суть того, что я хочу сказать Вам, и объясню, почему.

   Поначалу я хотел просто обратиться к молодым ученым, с «горящими глазами и свежими головами», рвущимися понять смысл жизни и послужить своему народу, для его прогресса. Я хотел предложить им «раздраконить», «раздолбать», разобрать по косточкам и всесторонне исследовать такую важнейшую философскую тему, которую я определил названием своей работы: «Физическое содержание понятия культура в разных проявлениях Жизни». 

   Потом подумал, а каким ученым, по профилю, я обращаюсь? Тут ведь надо знать и физику (прежде всего, я считаю, как наиболее сложную из необходимых наук, для исследований данного вопроса), да еще в разных разделах. И технику (хотя бы радиотехнику, в таких разделах, как «теория обработки сигналов», «статистическая радиотехника»; антенную технику, цифровую, импульсную, вычислительную и другие, что необходимо для «моделирования» Жизни, ее процессов и объектов). Безусловно – надо хорошо знать математику, (причем не только дифференциальное и интегральное исчисление, чем упорно занимался в конце жизни К. Маркс, но так и не смог это связать с реальной жизнью в целях получения ответа на вопрос, что такое «коммунизм-социализм».) Свободно владеть программированием на компьютере, что необходимо для практических работ по моделированию, любых сложных объектов Жизни (разных биообъектов – от фауны до флоры, до человека и общества, технических устройств и прочих «артефактов»). Хорошо знать биологию, ботанику (включая садоводство), физиологию растений и организмов, и прочие биологические науки. Химию, неорганическую и органическую, физическую. Наконец, обобщающие «полугуманитарные» и «чисто» гуманитарные науки и направления деятельности: философию, историю, политику, «экономику», религии (в их исторической сути). 
   Собрать понимание всех этих наук и направлений деятельности человека в одном ученом очень непросто, даже на обобщенном уровне. Собрать в единую дружную исследовательскую команду «специалистов» разных указанных направлений – пожалуй, еще сложнее (все будут как «лебедь, рак и щука» тянуть в свои стороны, люди пока слишком тщеславны, тут нужен гений Курчатова, чтобы всех объединить так, чтобы каждый мог работать спокойно и плодотворно, без лишних контактов с «антагонистами», но на «выходе» сложить в фазе их усилия, для получения общего результата).
    В любом случае, количество таких людей, ученых, с разных сторон исследующих вопрос «Жизни», должно быть достаточно много, чтобы образовать некий «коллективный разум», «мозг», где каждый по отдельности мог бы и не понимать общей сути всего исследуемого явления «Жизнь», но все вместе могли бы дать некоторое обобщенное понимание необходимой совместной оптимальной системы существования и взаимодействия, позволяющей достигать наивысших конечных результатов по «выживанию», в существующих условиях окружающей среды (с учетом возможных их изменений, или постепенно адаптируясь). А полным пониманием, с приемлемой степенью приближения, будет обладать только «руководитель» (или узкая группа), собирающий «на выходе» системы усилия всех ее элементов в согласованной «фазе», (чем и достигается максимальная суммарная пиковая мощность функционирования). Подобно тому, как это имеет место в муравейнике, где каждый муравей действует в интересах всего «сообщества», так уж запрограммирован, не зная, что и как при этом делают другие. 

   Потом еще подумал – а почему надо обращаться именно и только к молодым? Молодым (хоть ученым, хоть к поколению вообще) думать много некогда, это не их «сильная» сторона, они любят действовать. (Как говорил мой незабвенный «шеф»: «у них ноги бегут впереди головы». Об этом же, другими словами, говорил и Лев Толстой.). Да и рано им на такие глобальные темы замахиваться – пока не было у них достаточно времени, чтобы многое понять – ни в своих областях, профессиональных, ни тем более – Жизни вообще. Они даже и вопросы такие пока перед собой не ставят – для этого нужна другая, более «зрелая» физиологическая база человека и его мозга, отражающего состояние организма. Молодые пока думают, как закрепиться в жизни, выполняют указания «старших руководящих товарищей», более опытных людей. Они думают лишь о том, как хорошо выглядеть в их глазах, сдать экзамены, защитить дипломы, вплоть до кандидатских диссертаций. 
   (Многие любят заигрывать с молодежью, в том числе «маститые мэтры» из «учителей жизни», профессуры, политики. Помнится, один такой «ученый», «прогрессивный либерал» начала «рыночного» периода, навязывал свое мнение, будто бы все среднее советское поколение испорчено и безнадежно потеряно, и что только вот он, пятидесяти-шестидесяти летний и молодые, 20-летние, на что-то способны созидательное, и в науке, и в жизни. Сейчас тоже многие, сравнительно молодые и молодящиеся, считающие, что к ним «старение» не относится – пытаются снисходительно списать со счетов старшие поколения, как безнадежных ретроградов и отсталых людей, уже не вписывающихся в новое время и только мешающих жить «новому прогрессивному демократическому» поколению. Их, «стариков», в частности, не приглашают на анкетирование, по разным техническим вопросам, ограничивая возраст до 50-55 лет. Одна такая «умная современная» дама имела наглость снисходительно похвалить, с трибуны парламента, академика Капицу за то, что он «освоил компьютер» «в своем–то возрасте»!).

   И не к детям же «бедным» современным обращаться, (с пожеланием поучаствовать в «спасении России», или в «повышении культуры человечества» и заботе об обществе), которых вымучивают в школе, делая из них к 10-му классу окончательно подавленных астеников, не пригодных для реальной жизни. (В армию, например, не годны – я побывал недавно в одном гимназическом классе московской школы, видел этих худеньких ребятишек - старшеклассников). Эти сверх «культурные», не по годам, старательные «вундеркинды», образец как раз такого несоответствия «культур» отдельного «элемента» (человека) и системы (современного общества, весьма грубого, где им придется жить), о котором я тоже писал в своей работе. Которое не позволит им полностью раскрыть даже те потенции, что есть у этих ослабленных неправильным воспитанием детей-астеников. У культуры (сложного объекта, в том числе биообъекта) есть обратная сторона – это исчерпанность внутренних ресурсов, для дальнейшего развития. Такие люди оставляют (отдают) свои сохраненные резервы другим, чем те с удовольствием сразу пользуются. (Именно поэтому коммунизм не совместим с капитализмом, и может существовать только во всех странах сразу. Равно и как отдельные люди внутри одного общества, живущие по разным моральным нормам – нельзя «подставлять свою вторую щеку» бандиту и убийце, а свой карман «по-товарищески» жулику, обобщенному «Березовскому»). Эти ребята пример того, что одно качество («культура») без количества («сила», «мощь») - ничто. Эти ребята уже готовы к светлому будущему, к творческой работе, они образованы и воспитаны, но опережают свое время – они не борцы, у них нет сил для яркой самоотверженной борьбы за изменение строя к лучшему и влияния на окружающих. Поэтому их «полезность» для данного времени меньшая, чем хотелось бы и чем она может быть у более «простых», но сильных парней, более соответствующих потребности времени в активных людях, готовых к исполнительской деятельности, порой грубой - в которых более целесообразно и в первую очередь надо вкладывать «воспитание».

   Более того, если говорить о молодых ученых, то надо отметить, что данная тема – «Физика культуры» - это тема не кандидатской, а докторской диссертации, как минимум. К тому же, первые – кандидатские, диссертации молодые ученые пишут, как правило, просто чтобы доказать, что «они не рыжие», и быть принятыми в научное сообщество «избранных», остаться при кафедре или должности. (Извините, много насмотрелся «липовых» диссертаций своих сослуживцев, и не только, и даже мой шеф, большой «умница», перед которым у меня до сих пор, по памяти, «колени дрожат», признавался, что сам плохо понимал, о чем «понаписал» в своей кандидатской диссертации. Я, «пигмей» перед ним, тоже со стыдом вспоминаю некоторые «моменты» своей дипломной Вузовской работы, где из «мухи делал слона».). Значит, обращаться надо, как минимум, к людям зрелых лет, которые уже достаточно укрепились в Жизни и научном сообществе, чтобы уже думать не только о карьере, но и о науке. Этот возраст «активной зрелости», по моим расчетам физиологической биомодели человека, приходится в основном на третью четверть периода жизни человека, то есть примерно от 35 до55 лет.

   Затем мне пришло в голову, что вся т. н. «научная», профессиональная деятельность, осуществляемая за деньги, не является, как правило, чисто научной, и почти всегда оттесняется на задний план меркантильными «материалистическими» соображениями: поисками путей побольше заработать, найти работу повыгоднее (по критерию деньги/вложенный труд), сделать повыше карьеру. Тогда почему только «кадровым ученым» надо отдавать на откуп все поиски Истины, как устроена Жизнь, и к чему надо стремиться человечеству? По своему опыту и наблюдениям, (на своих работах на нескольких оборонных предприятиях, в частности) хорошо знаю, что те люди, которые занимались настоящим делом и действительно искали новые знания (делали «заказы» и одновременно, «на досуге», писали «на коленке» всю жизнь диссертации, научные статьи) – мало преуспели в научной карьере, так и не защитились. (Как мой второй «босс», непосредственный мой начальник, сектора, руководивший моими двумя дипломными работами, в техникуме и институте, Борис Константинович Михайлов, выдающийся инженер, идеолог нескольких из наших практических разработок, установленных на ракетах и спутниках. Или наш второй начсектора, впоследствии начлаб, талантливейший инженер, любимец коллектива, скромнейший Борис Алексеевич Трапезников, еще более заряженный на практический результат, проводивший конечную сборку и испытания всех наших коллективных разработок. Именно он доводил до серии опытные образцы комплекса, всей бортовой аппаратуры, ракеты, буквально спал и ночевал на стенде. Он руководил вузовской дипломной работой брата.). В то время как менее одаренные и «полезные» в работе, но заряженные на карьеру их однокашники, достигли больших высот в карьере, стали кандидатами и даже докторами наук. Поэтому обращаться надо скорее к таким «натуральным» (по характеру) «народным ученым», рассредоточенным по всем областям реальной «продуктивной» жизни, (острой и по спортивному «озлобленной»), чем к «профессиональным» ученым, сосредоточенным при кафедрах, вполне умиротворенно настроенных и озабоченным более всего внешней атрибутикой жизненного успеха, по критериям «ученой среды». 

   Далее я подумал, что вовсе не обязательно ломиться к истине о лучшем будущем устройстве общества через «врата» изучения вопроса «О физике культуры», (как это сделал я в данной работе), и что к тем же выводам (о физико-математической неизбежности коммунизма, как последней модели общества, на его историческом пути) можно прийти и тысячей других путей. (Например, как это сделал мой брат, уже 10 лет назад, в своей работе; «Физические аспекты социальной кибернетики»). А можно доказать и через чисто гуманитарные науки, как К. Маркс, или через биологию, как это сделал Станислав Лем. Поэтому надо призывать не к изучению данного частного вопроса, пусть и очень важного, на мой «заклиненный» взгляд, а к всестороннему повышению Культуры, как качества Жизни, во всех ее проявлениях, каждому на своем месте и своими доступными средствами.

*** 

   А, в конце концов, подытоживая все сказанное, я понял, что обращаться надо ко всем самостоятельно думающим людям, честным и трудолюбивым, кто создает ежедневным трудом «культуру», на разных уровнях и в разных проявлениях, кому не безразлична судьба их страны, России, Родины, их Народа. Кто не боится Правды и думать, смел в поисках Истины, хочет понять Жизнь и найти свое место в ней, обрести веру в себя, гармонию в своей душе и найти цель, идеалы и идею для Жизни. То есть обращаться надо к тем лучшим людям, что есть среди нас, и к тому лучшему, что есть в каждом из нас – а это и есть «Народ». (По известному определению А. П. Чехова, которое я постоянно привожу: «Народ – это не Иванов, Петров и Сидоров, а то лучшее – что есть в каждом из нас»). 
Отсюда объяснение первого слова в обращении – Народ.

   Второе слово в обращении – «русский» (применительно к народу или отдельному гражданину России) объяснить много проще. Русскими (а не безвольным «российским») называю всех людей и все народы, что объединил «великий и могучий Русский язык», кто говорит на русском языке и думает по-русски, на русском «менталитете» - со всеми его выдающимися лучшими характеристиками (плохие качества исключим, как «антинародные», их и будет «раскорчевывать» борьба за «культуру», развитие и прогресс России и великой Русской Культуры), включая лучшие характеристики всех входящих в Россию народов (худшие характеристики и традиции тоже, со временем, исключим, типа прилюдно, на праздники, отрезать головы бедным баранам, или организовывать собачьи бои). Для меня русский - это и татарин, и еврей, и чеченец, и чуваш (кем был Чапаев, по национальности), и чукча, и украинец с белорусом. Такое товарищество народов никого обидеть не может, по отдельности, по одиночке мы все пропадем, и новейшая история страны это подтверждает.

   Так вот, «обращаясь к Русскому Народу», я призываю больше думать о духовном, чем о материальном, в смысле грубо «потребительском». Материальное развитие общества и человека должно служить только духовному его развитию, а не наоборот – порабощать и умерщвлять его душу. Понятие «Культура» - которое я попытался всесторонне разработать в данном работе, выделив из него неоспоримую, (научную) физическую суть, «полезность» для Жизни, как раз и говорит о необходимости перехода от расточительной «потребительской» рыночной модели развития (общества и человека) на управляемую «самоограничительную» модель. (В соответствии с коммунистическим законом «разумного ограничения потребностей», что означает неизбежный переход к коммунистической модели общественной формации. Этого же требует простое понимание экологических ограничений планеты Земля и необходимости соблюдения элементарных моральных и этических норм в человеческом обществе, для обеспечения Жизни на планете).
И еще я прошу понять и принять приоритет общественного над личным, частным, определяющий выбор направления развития общества, (в пользу коммунистического, в перспективе) Как и признать объективное преимущество системы над элементом, (подсистемой «Человек») по уровню достижимой «Культуры», в разных ее проявлениях, (и в пиковых результатах жизнедеятельности, в частности), доказательству чего и посвящена данная работа.

2. ПОСЛЕСЛОВИЕ

(Лирическое авторское отступление, можно не читать)

   Вот и закончились мои зимние каникулы, период отдыха и «творчества». (Который я почти полностью посвятил данной работе. И я очень рад и доволен собой, что сумел, в основном, закончить эту свою «фундаментальную» работу жизни, сокращенно названную «Физика культуры». По крайней мере – для себя понять, а текст пока не полностью дописал.) Опять пришла пора ехать в «добровольную» ссылку, «пахать» на свой участок, в деревню. Ужасно не хочется, в этот раз. В Москве уют и комфорт, тепло, горячая вода, хорошее питание, не нужно постоянно вымучивать себя «физической» работой, вообще выдумывать себе работу, на много лет вперед (по отдаче, ведь саженцы растут помногу лет, что и сколько вырастет и продастся – еще неизвестно), ковыряться в земле («в грязи» и в навозе), общаться с людьми (клиентами), при продаже саженцев и рассады – что всегда не просто.  
   Но главная причина тоски не в этом, а в том, что ушло здоровье, молодость, жизнь (почти) – и ничего не радует, как раньше (зато и не огорчает, чем и хороша старость, как говорил Кирилл Лавров). Даже весна не приносит вдохновения, на новые дела. Такая полная апатия, что вся эта жизнь в деревне и занятия садоводством кажутся чем-то мелким, оторванным от большой, настоящей жизни, никому практически не нужным делом, пустым занятием, от безделья, или людей, на большее не способных. (Так, уход от действительности или рекреация своего ненужного организма, на старости). И полностью пропало желание заниматься этим делом, все, наелся. (Американцы вообще считают, что надо менять свое дело раз в пять-семь лет, чтобы «не заплесневеть».) Да и «бизнес» наш еле теплится, на такую огромную страну – и почти нет заказов на наши «эксклюзивные» многосортовые саженцы. Когда это еще люди дозреют до многосортовых саженцев, когда и просто сады, из обычных односортовых деревьев, не хотят разводить на участках – одни хлопоты, лучше купить в магазине аргентинские яблоки нового урожая, среди зимы. (Пробовал – отличные, сорт не запомнил). А тут еще и весна поздняя, снег будет до мая, так что весенний сезон продаж пропадет, как в прошлом году, а значит – и большинство подготовленных деревьев для продажи. (Такие крупномерные деревья второй раз почти не пересаживаются.) Вот и трудись наперед. 
    В этом году зимой мы провели довольно много времени в Москве – более 4-х месяцев (поскольку строительные дела в деревне в основном закончили, а жить там долго становится трудно). Так что за это время потихоньку начал приходить в свое прежнее «городское» состояние духа, когда работал инженером, и на «деревню» и тамошнюю жизнь смотрел с высока. (Я все же коренной москвич, в третьем поколении). Смотрю я на «бездельников» горожан, пенсионеров не работающих, но вполне работоспособных, здоровья поболе моего, да и вообще многочисленных горожан - всех возрастов, не всегда осознанно крутящихся в этой бесплодной круговерти, растрачивающих жизни в хождениях по магазинам («шоппингам»), снованию на пустых машинах по городу, в часовых пробках, в любую погоду (будто кому-то что-то постоянно доказывающих, в том числе, как непристойно ездить на общественном транспорте), хождению по больницам и т. п. – мертвой хваткой вцепившихся в Москву, свои квартиры, как высшее достижение жизни – и меня злость берет. На себя, прежде всего, что я должен, один за всех, как проклятый, поддерживать вымирающую, еле теплящуюся жизнь российской глубинки, поддерживать такой большой земельный участок (40 соток в ручной обработке, совочком) в активном интенсивном использовании, чтобы выращивать всякие саженцы, плодовых деревьев и кустарников, клубники; сохранять и преумножать обширную сортовую коллекцию. Ценой растраты последнего здоровья и сил, и не малых денег, в моих масштабах (на покупку новых саженцев и черенков для испытаний, инструмента, насосов и пр.). Ну почему я должен постоянно себя вымучивать, заставлять что-то делать, ради далекого результата, до которого еще и не доживешь?
    Чувствую, пришло время «завязывать» с этим «удовольствием», здоровье уже не позволяет работать в прежних объемах. Эта зима очень круто подрубила меня и ближних родственников. Вот только главные проблемы со здоровьем. Во-первых, стали болеть колени, в суставах – видно, сработались, не могу даже делать интенсивную зарядку, или бегать трусцой, приседать, даже ноют постоянно. Не знаю, смогу ли дотянуть даже этот летний сезон, чтобы столько работать и пропалывать, на коленках, весь участок, по нескольку раз за лето. Для меня это катастрофа, для жизни и работы в деревне. Знал бы раньше, что так все будет, то не стал бы так безжалостно изнашивать свои ноги, (а я был чемпионом по прыжкам в длину и с места, в детстве-молодости, приседал на одной ноге более 20 раз, никогда не думал, что ноги могут подвести). Во-вторых, стало резко падать зрение, тем более что сознательно его добиваю длительной работой на компьютере, в эту зиму. Глаза иногда болят, особенно по утрам; не сразу фокусируются на обстановку, «мешаются» свободно работать, чтоб о них не думать. А очки неудобны в работе и не решают проблемы. Брат уже сделал операцию на глаз (он его травмировал, вдобавок к катаракте), заменил хрусталик, но очень недоволен. Теперь мутное изображение и постоянные утомительные раздражающие муары. Физические нагрузки, вождение на машине, работа на компьютере, работа в грязи – противопоказаны. Фактически это инвалидность, лишение полной трудоспособности. Теперь, после операции, не может даже снег-лед от московского гаража отчистить, чтобы вывести машину и уехать, или около дома в деревне - на меня теперь вся нагрузка. В-третьих – беспокоят зубы, у обоих, скоро будут большие проблемы. А главное, в-четвертых, у меня падает общая работоспособность, физическая и умственная, постоянно хочется прилечь или поспать, по нескольку раз в день иногда. Даже когда ничего не делаешь серьезного. Просто вступает в голову – и надо лечь, расслабиться. И абсолютно ничего не хочется делать – относительно хорошо себя чувствую, только когда ничего не делаю и ничего не беспокоит. Или на «переходе» после небольшой физической нагрузки, зарядки – но теперь и это становится затруднительно из-за ног. Всегда рассеян, нахожусь в прострации, «торможу». Трудно даже мелкими делами заниматься, например, навести порядок в своих вещах или собраться в дорогу, по переезду из города в деревню и наоборот. Все эти многочисленные вещи меня просто угнетают, над каждой мелочью могут подолгу думать, как «буриданов осел», который не мог выбрать из двух стогов сена и умер с голоду. 
Сильно беспокоит меня здоровье жены, она тоже не любит лечиться, женщина волевая, но здоровье слабое; а у нее куча локальных болезней (намного больше моих), и надо срочно делать две операции – она себя запустила. Но она может их не выдержать, да и ухаживать тоже некому, (я плох на эту роль, и за собой не слежу, это она обо мне заботится) – так что даже не представляю, что тогда делать с нашим участком, деревенским домом и всей нашей устоявшейся моделью жизни, моей садоводческой работой. Придется тогда ехать доживать в город – 200 с лишним километров не наездишься челноком.
   Драматург Островский говорил, что «бедность страшна не сама по себе, а унижением». Также и старость плоха еще и унижением, от неуважения окружающих и самого себя, прежде всего, из-за того, что не можешь быть полезен людям. (Про любовь уже речи не идет, которая дается молодым и красивым просто так.) А что значит отдельный человек? Только то, что связывает его с другими людьми, обществом, а это есть производимая им «полезность» для общественного развития.
   Сколько еще их, этих «градаций деградации», предстоит пережить? Каждая из которых казалась последней, но за ней шла следующая. Вот ведь как получается – не успел порадоваться жизни – вроде бы всего достиг, что хотел, по своим скромным меркам: квартиру, машину, дом в деревне, электронику любимую хорошую, прекрасный сад, «дети-внуки» тоже есть, как говорится (пусть в единственном числе), и возраст приличный «накопил» («мои года – мое богатство» - как поет Вахтанг Кикабидзе) – а жизни уже не осталось. (Как Валерий Золотухин – еще вчера был и процветал, бодрился, «хорохорился», зарядки делал, на голове стоял перед камерой, жен менял, играл в театре до последнего, стал директором даже – а сегодня его уже нет, вчера похоронили, на его родине, на Алтае). Так вот быстро и «незаметно» пробегает жизнь.

   В общем, не хочется и здесь не место говорить об этих «проблемах старости», но дай бог, чтобы «разгуляться» в деревне, на свежем воздухе и движении, через пару-тройку недель. (А предстоит очень тяжелый полуторамесячный весенний «аврал», да и потом не легче, с травой все лето бороться или с засухой, разве что поспокойней). Но, в принципе, особо надеяться на чудо и «губы раскатывать» не на что – мне летом будет уже 66, (никак не успеваешь привыкать к своему возрасту), а средний возраст моих родителей – всего на два года больше. А их «крестьянское» поколение покрепче было, да и несколько фактов дополнительного риска у меня тоже есть: мы недоношенные близнецы с братом, жили на карточной системе в грудном возрасте, после войны, плюс жизнь в крупном мегаполисе, много сил потратили на образование, особенно вечернее, в сложной профессии и прочее.
Кроме того, у «культурных» биообъектов, в соответствии с моей разработанной «культурной» моделью, характеристика жизни имеет более «прямоугольный» импульсный характер, то есть длительность переднего и заднего фронтов относительно невелика. В переводе на простой язык это означает, что старость проходит очень быстро, как интервал угасания от полной активности до смерти. А «процесс пошел», (спада), как говаривал наш «меченый» предатель нации. (А я-то, «наивняк», еще недавно думал, что буду постепенно увядать, как бабушки в нашей деревне, десятилетиями. Ан нет, процесс пошел лавинообразно.)

   Но, как сказал Стив Джобс в своем «завещании», (речи перед молодой аудиторией, незадолго до смерти – он умирал от рака): «Смерть – это лучшее изобретение жизни. Она создана для того, чтобы люди ценили жизнь, торопились делать свои полезные дела, и чтобы одни поколения сменялись другими, более совершенными. Сейчас вы молоды и беззаботны, не думаете об этом. Но придет и ваше время задуматься. Будьте трудолюбивы и настойчивы в достижении своих целей, берегите свои силы на главное, и тогда успех обязательно придет к вам». Примерно так, по сути, и вкратце, в моей интерпретации; есть точнее в моих политических работах, написанных по свежим следам (он умер прошлой осенью, 2011 года).
   Большинство людей патологически боятся смерти, особенно почему-то «грешники». (Правда, есть народы, которые относятся к смерти вполне естественно, например, арабы, кажется, африканцы.). Они мечтают, по невежеству, о «вечной жизни», не понимая, что это антагонистическое противоречие, слова «вечная» и «жизнь». Ибо «вечная» – означает застой, а «жизнь» - это движение, в обмене «веществ», состояний, элементов - в потоке времени. Жизнь изменяется (развивается) спиралеобразно (по данному закону философии), или волнообразно, по нарастающей (или ниспадающей). (Это уже исходя из моей модели функционирования биообъекта). Объективно, с научной точки зрения, долгая жизнь оправдана с точки зрения максимального достижения «культуры» человека (и только в этом случае и для этого), но для «простых» людей, являющихся «силовыми» элементами жизни, а не «задающими», «творческими» - такая жизнь бесполезна, как только кончаются их физические силы. (Рабы жили в среднем 30 лет – их функция была исполнительской; знаний, «культуры» - они не накапливали, в творческой деятельности не участвовали.). Поэтому надо четко понимать, что, когда говорят о долголетии, то оно может быть прогрессивным явлением лишь для людей интеллектуальной деятельности, способных накапливать творческий потенциал до глубокой старости, когда работать, «полезно» для общества, может только мозг. (Например, у А. Эйнштейна, когда он умер, мозг был как у 19-ти летнего юноши. Если бы продлили его жизнь, самого организма, обеспечивающего работу мозга, то он, возможно, смог бы закончить работу по созданию «единой теории поля».) Продление жизни «всех», включая обычных людей, живущих как трава, только для себя и тянущих свои ненужные жизни до предела, потому что «так бог велел» - это тормоз для общества, человечества. (Ничего личного, сухой физико-математический анализ).
Я не хочу сказать, что не боюсь смерти. Пока «боюсь», еще есть «чем жить», (как говорил М. Горький). Но если от жизни останутся одни неприятности и «проблемы»: боли, болезни, страдания, немощь, даже умственная, бесполезность всем и даже помеха – то я буду ее желать (надеюсь). Можно задать и другой вопрос: «хотел бы я прожить свою жизнь еще раз?». Отвечаю. Нет, в своей шкуре «маленького человека» я вторую жизнь прожить не хотел бы. Почему-то больше вспоминаются обиды, унижения, переживания, страдания и т. п., чем радостные воспоминания, а полностью счастливых моментов в ней почти и не было, (разве что осталась светлая ностальгия по лучшим дням детства, в окружении любящих родителей и родственников). Мне все в жизни давалось с огромным трудом, с «надрывом», приходилось много «комплектовать», по поводу своих физических «некондиций» (что «маленький», некрасивый, не мужественный, не могу дать по зубам нахалам и пр.). Поэтому без особого сожаления, постепенно, прощаюсь с жизнью, наелся ее «проблемами» и «бескультурьем». И к смерти отношусь спокойно, объективно, «научно-неизбежно», и даже с некоторым облегчением, что «отмучился, бедолага». (Как один замученный крестьянин в рассказе Андрея Платонова «Котлован», который сам лег в гроб, когда рабочие пришли раскулачивать).

   Так что радуйтесь, мои «противники» и недоброжелатели по жизни, (и те, кто пишет в отзывах, что сайт «ужасный») - скоро еще одним «совком» и «коммунякой» (по убеждениям) станет меньше, а вам простору больше. Хотя вам лучше от этого не станет – просто еще один кусок русской земли, 40 соток, возделанной на глубину до 1 метра, под сад, зарастет бурьяном. Погибнет, без меня, наш коллекционный сад, («оазис Мещеры», как мы его называем), зато прибавится помоек вокруг деревни, которые мы регулярно расчищаем, мусор сортируем и утилизируем. Вряд ли вы поедете сюда, в глубинку, комарам на съедение, и будете возделывать тут землю, хоть как-то, а тем более заниматься серьезным садоводством в здешних трудных для этого дела краях, где особые – для московской области - морозы зимой и засухи летом. Все (почти) «новые русские» сейчас мечтают о собственных островах и виллах на теплых морях. 
   Но, наверное, время этому – расцвету России, еще не пришло. Когда люди (хотя бы в лице выбранных правителей) будут думать о том, как облагородить всю землю своей страны садами – как символом полноценной красивой и счастливой жизни, а не над тем – как расширить Москву, заполнить ее уродливыми небоскребами и автомобилями, куда бесполезно загоняют огромные миллиарды, на которые можно было бы поднять пол Сибири. (В чем уже преуспели – вчера назвали Москву самым загруженным авто транспортом городом мира, радуйтесь, «господа», прогрессу!).


Александр Абакумов


8.04.13


г Москва


    
Категория: ФИЗИКА КУЛЬТУРЫ И ЖИЗНИ | Добавил: meshera (13/Июн/19)
Просмотров: 471 | Рейтинг: 5.0/1

- -


Яндекс.Метрика
Indiglo © 2017