Главная » Статьи » КОММУНИСТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ИНТЕНСИВНОГО САДОВОДСТВА

НЕКОТОРЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ БИОСИСТЕМ «ДЕРЕВО» И «САД» часть III
ГАРМОНИЯ ПОКОЛЕНИЙ

   V-ый обобщенный закон «планового регулирования» биологической жизни в биосистемах «плодовое дерево» и «сад» можно условно назвать «демографическим». Согласно этому закону, для достижения максимальной продуктивности плодового дерева необходимо соблюдать оптимальную возрастную структуру тканей дерева, максимально увеличивая в массе дерева доли «среднего поколения» тканей, обладающих наиболее высокой и качественной продуктивностью, и, соответственно, уменьшая долю «молодого поколения» (много потребляющего на бурный рост, но пока не отдающего в систему) и старого, (не участвующего непосредственно в репродуктивной функции, а лишь косвенно - вспомогательно, как несущая конструкция и «продуктовый склад» для многолетних запасов питательных веществ). Как новые «юные» ткани («дети») растения, так и старые, являются «иждивенцами» активно работающего «среднего поколения» (здесь следует отметить, что уровень потребления энергетических и материальных ресурсов от системы «дерево», на единицу массы, для поддержания жизни старых тканей в «стационарном» состоянии во много раз – примерно на два порядка – ниже, чем требуется для обеспечения молодых растущих тканей. В то же время польза старых тканей, в отличие от многих молодых /неуместных, например, на макушке, подлежащих удалению/ неоспорима – они образуют несущий скелет дерева и «копилку» питательных веществ). 
   При этом доля молодых тканей должна быть минимально достаточной для последующей замены стареющих и выходящих из активного возраста (соответственно и располагаться они должны в основном там, где будут сохранены впоследствии в многолетней древесине), а доля старых многолетних тканей – минимально необходимой для сохранения скелета дерева как несущей конструкции, а также выполнения функции накопителя (склада) питательных веществ. 
   Естественно, что оптимальный возрастной состав тканей плодового дерева будет меняться с его возрастом и сильно зависит от сорта дерева, его долговечности, типа подвоя, «физического» состояния, почвенно-климатических условий, ухода и пр.
   Наиболее высокими характеристиками продуктивности для яблони, груши (с выходом крупных товарных плодов) обладают древесные (генеративные) ткани возраста от 2-3 до 5-8 лет. Очевидно, что их долю в составе плодового дерева всеми агроприемами следует постоянно увеличивать (или хотя бы поддерживать в стареющих деревьях).
   Основные практические выводы для садовода из "демографического” закона заключаются в следующем: молодые элементы биосистем "дерево” (ветви, корни) и "сад” (сами деревья) надо всеми способами максимально "старить” (заставлять "взрослеть”), а старые элементы дерева и старые деревья максимально "омолаживать” (т. е. уменьшать дисперсию нормального распределения тканей по возрастной шкале).
   "Старить” молодые деревья можно и нужно с двух сторон: во-первых, как можно меньше обрезать весной ветви, а осенью – корни, (что имеет место при глубокой обкопке по окружности приствольного круга с внесением удобрений). Т. е. нельзя делать сильной ("короткой”) обрезки, ее надо свести к минимуму, заменяя отгибом веток. При этом ветка угнетается в росте, но ее листовой аппарат сохраняется и она начинает в большей степени работать на "систему”, и меньше на себя, и таким образом. помогает "разогнать” рост дерева на начальном этапе. Необходимую формирующую обрезку этих лишних веток в кроне можно сделать через 2-3 года, когда дерево достаточно разовьется и окрепнет и начнутся загущения веток в этом месте, так что оставленная ветка станет мешать другим, полезным. При сильной обрезке молодых веток у растения удаляются очень ценные пластические вещества. Тот факт, что молодые деревья не любят сильной обрезки, известен всем опытным садоводам.
   С другой стороны, "слишком молодые”, невызревшие ткани (побеги, травянистые окончания веток) можно удалять для искусственного "старения” молодого дерева (раз уж выросли), например, обрезкой в середине лета, после окончания роста, на 4 листа, но еще лучше не допускать их роста пинцеровкой концов побегов за две недели до этого (как рекомендует Р. П. Кудрявец /1/). Если этого не было сделано летом, следует удалить самые концы ветвей следующей весной (т. н. «длинная» обрезка, или «чеканка»). Благодаря этому дерево не тратит ценных и ограниченных у растения сил и средств на создание малополезных элементов, а все свои ресурсы направит нужным оставшимся листьям, в результате чего они быстрее растут и вызревают, достигая больших «зрелых» размеров, и скорее начинают работать «на отдачу» (при этом удельная эффективность биосинтеза такого листа на единицу площади примерно на 30 % превышает эту величину у «недоразвитых» слабых листьев). Кроме того, уменьшение длины веток и увеличение компактности кроны также способствует повышению ее «коэффициента эффективности» (т.е. продуктивности), согласно «закону разумного ограничения потребностей» (см. выше).
 Необходимо также по возможности больше (по массе) удалять многолетние старые ткани у дерева, например, при омолаживающей сильной обрезке предпочтение следует отдавать вырезке старых мощных ветвей, содержащих в основании большое количество многолетних тканей, а не ограничиваться укорачивающей обрезкой всех выступающих, довольно молодых, ветвей по периферии кроны и обрезкой на понижение кроны.
   Прирост биомассы плодового дерева с увеличением его возраста (т. е. в функции времени) примерно описывается рэлеевским законом: в первые годы жизни дерева он возрастает с нарастающей скоростью, затем эта скорость роста (первая производная функции прироста массы от времени) плавно падает до нуля - в момент, когда величина годового прироста достигает максимума – а затем, при старении дерева, ежегодный прирост его массы постепенно падает до нуля.
   Возрастной состав тканей естественным образом растущего здорового дерева в активных фазах жизни графически может быть представлен указанным выше рэлеевским законом, (описывающим изменение прироста массы дерева), зеркально отраженным по оси времени (перевернутым) относительно момента времени, равного возрасту дерева, где по оси абсцисс откладывается возраст тканей, а по оси ординат – масса тканей такого возраста (с дискретностью год). Максимум этой кривой соответствует для реального плодового дерева в саду примерно 10 – 20 летнему возрасту (меняющемуся из-за различных факторов, способствующих росту дерева или препятствующих ему), а для очень старых громоздких умирающих деревьев может достигать нескольких десятков лет (см. графики) / 4. 4./.
   Задача садовода, выполняющего требования «демографического» закона, заключается в том, чтобы максимум указанной «рэлеевской» кривой (возрастного состава тканей) на первом этапе развития молодого дерева, до вступления его в плодоношение, по возможности сдвигать вправо по оси абсцисс по мере роста дерева, добиваясь его ускоренного «взросления», а на этапах старения дерева поддерживать такую его возрастную структуру, при которой максимум указанной «рэлеевской» кривой не выходил бы за пределы 8-10 лет для карликовых и полукарликовых деревьев, и примерно 10-12 лет для сильнорослых.
   К сожалению, возможности «омолаживающего» воздействия на дерево обрезкой - вырезкой сильно ограничены. Во-первых, часто нельзя вырезать «на кольцо» большинство сильных и тем более скелетных ветвей, поскольку их попросту мало на дереве и они не мешают друг другу; полный эффект такая вырезка ветвей дает только в загущенной кроне, (что чаще бывает у карликовых деревьев). Удаление же мощной ветви с целью последующего формирования ветвей замещения – не всегда оправдано, поскольку это длительный процесс, соизмеримый по продолжительности с периодом жизни самого плодового дерева, и бывает проще вырастить новое. Естественно, нельзя удалить и штамб дерева, наиболее массивную и старую его часть. К тому же старые толстые ветви и штамб выполняют функции несущей конструкции растения, необходимой для заполнения светового пространства и удержания плодов и листьев. 
   А во-вторых, что не всеми хорошо понимается, одновременно с сильной омолаживающей обрезкой надземной части дерева – кроны, необходима столь же сильная «симметрирующая» обрезка (вырезка) крупных старых корней дерева, что выполнить практически невозможно (а можно лишь укоротить все корни по окружности приствольного круга при глубокой обкопке, что желательно делать совместно с внесением удобрений, осенью), но при этом удаляются сравнительно молодые и очень полезные ткани. Без одновременной (с точностью до сезона, с разнесением на половину вегетативного цикла, т. е. осенью того же года) сильной обрезки корней (в «идеале» - и вырезки отдельных) общий эффект «омоложения» дерева не просто уменьшается вдвое, как может показаться на первый взгляд, (и что действительно имеет место при слабой обрезке), но может оказаться негативным вплоть до последующей гибели дерева. (Поэтому нельзя в один сезон вырезать более 1/3-1/4 части кроны).
   Последнее объясняется нарушением симметричности надземной и подземной частей дерева, в том числе по структуре возрастного состава тканей дерева, что приводит к непосильным для дерева «размерам необходимой перестройки». Например, если срезать «на пень» старое дерево, то на первых порах за счет запаса питательных веществ в корневой системе на пне образуются многочисленные молодые побеги, которые в течение еще многих лет не смогут полноценно кормить мощные корни, особенно наиболее глубокие и удаленные от корневой шейки их части, в результате чего за нескольких лет дерево ослабевает и погибает. Поэтому главный закон садовода, как и медика – «не навреди» (или «если не знаешь, не берись»).
    Поневоле напрашиваются аналогии из современной политической жизни страны. Надо бы заставить изучить законы биологии, да и вообще естественные науки, наших «горе-экономистов-рыночников», поскольку, (и я в том убедился, изучая природу сада и поведения растений - на основе, в частности, моделирования), законы природы всеобщи: от химии шаг до физики, от нее – до физиологии и биологии, а затем - к социологии и политике. И думающего человека трудно остановить на первых этапах… Но в этой статье речь идет только о садоводстве, а некоторые аналогии используются лишь для упрощения понимания материала старшим поколением читателей, еще изучавших общественные науки в советских школах (и не бесполезно).
СМЫСЛ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ САДОВОДА
   В чем заключается основной смысл деятельности садовода? Какова его роль в совместной с растениями жизни сада, кто он там, «гость» или «хозяин» (сравнительные образы Н. Курдюмова) /11/? А я бы добавил – или может быть раб, слуга (как я стал слугой своего милейшего пса, которого женщины семьи завели на мою шею)?
   Ни то, ни другое, ни третье. Садовод – умный и справедливый управляющий сада, познавший смысл жизни великий организатор хаоса дикой природы на принципах мирного взаимовыгодного существования (симбиоза) растений, в гармонии с окружающей средой и человеком, когда обеспечиваются условия для наиболее полного раскрытия их возможностей, всех и каждого в отдельности (продуктивности в первую очередь). Он - «сеятель культуры» в саду, «воспитатель» растений и их элементов, обучающий их общению - сдержанности, терпимости, взаимоуважению; конструктор искусственного «качественного» мира. Его роль заключается в регулировании биопроцессов (энерго-массо обмена) как в самом растении и его элементах, так и совместных с окружающими растениями в саду, таким образом, чтобы обуздать «воинствующие», «агрессивные» силы роста растений и направить их в полезное созидательное русло – на плодоношение (правда, это относится в основном к южным и ухоженным садам).
   В том, чтобы поддержать полезные растения (и их элементы) в саду и подавить вредные или менее полезные – «подстегнуть» и загрузить «лентяев» и «паразитов» (растения и их элементы), одновременно подвысвободить и разгрузить надрывающихся «тружеников-трудоголиков». Т. е. постоянно, в интересах биосистемы «сад-человек» в целом, максимально выравнивать как размеры элементов сада (ветвей, деревьев, листьев, плодов) и условий для их развития, так и величины «внешней и внутренней нагрузки» для дерева (или количество работы, совершаемой на отдачу, для «общества», «сохранения рода» – размножение, с одной стороны, и, с другой - на поддержание работы «собственного организма» дерева, его самосохранение, что необходимо и для самой биосистемы «сад-общество»: из-за будущего его плодоношения и просто как ее собственного элемента).
   А в северных садах больше в том, чтобы просто спасти и поддержать еле теплящуюся, порой угасающую жизнь, создавая искусственно максимально благоприятные условия (обогащая и утепляя почвы, создавая микротепличные условия с помощью укрытий постройками и т. п.). Здесь у слабозимостойких плодовых деревьев нет избытка жизненных сил на «агрессию» по отношению к окружающей среде (т. е. сильный рост), им надо помогать только в одном направлении – спасать от избыточного плодоношения (точнее – старения, потому что до плодоношения даже у дерева с большим количеством плодовых образований дело, как правило, не доходит из-за выбивания плодовых почек или цветков зимними морозами или весенними заморозками).
   Конкретно главная задача садовода в нормальных (для сада) условиях состоит в том, чтобы поддерживать баланс между ростом и плодоношением дерева, обеспечивающий гармонию его жизни с окружающей средой. При этом естественным образом достигаются максимальные качественные показатели функционирования дерева, и главный из них его удельная продуктивность, т. е. суммарная масса товарных плодов, получаемая с дерева, на единицу площади сада. В северных и неблагоприятных для садоводства зонах, каких в России большинство, включая всю НЧЗ и Московскую область, в частности, основная задача садовода заключается в том, чтобы довести условия в саду до более менее нормальных для произрастания плодовых деревьев, на что и уходит львиная доля его усилий: создание плодородных почв, многократная за лето прополка и мульчирование земли по всей площади сада, регулярный полив, а также применение «высококультурных», щадящих методов агротехники для плодовых деревьев, позволяющих обойтись без обрезки или свести ее к самой минимальной. К таким «безотходным», очень эффективным методам, полностью или практически «нехирургическим», относятся: отгиб веток (вниз и в свободное пространство), карбовка (насечка коры), летняя пинцеровка побегов и обрезка концов веток, бороздование коры и др. Эти методы сейчас достаточно широко описаны в популярной литературе, в том числе очень живым языком в книге Н. И. Курдюмова «Формировка вместо обрезки» /11/. Однако непревзойденным «классиком» и популяризатором, в этих вопросах является выдающийся советский ученый и садовод Роман Петрович Кудрявец, которого считаю своим «крестным» отцом, давшим своими работами мне путевку в садоводство, сначала любительское, а затем и профессиональное /1, 6/.
   Именно его «инженерный» подход к садоводству, изложенный в серии популярных статей по садоводству в журнале «Приусадебное хозяйство» в конце 80-х г.г., дал первый толчок для моего серьезного увлечения садоводством и попыток физического моделирования плодовых деревьев и обменных массо-энергетических процессов в них, с целью глубже понять тему и ответить себе на множество возникших вопросов. Результатом этих размышлений и является эта работа. И именно ему я благодарен за то, что смог найти новое поле деятельности, пожить на природе и выжить в годы «катастройки», когда ее вожди Горбачев и Ельцин лишили меня любимой работы по профессии.

ПОСЛЕСЛОВИЕ. СМЫСЛ ЖИЗНИ.
   Автор не претендует на роль «первооткрывателя», «изобретателя велосипедов», не в этом его цель, и он не проводил патентный поиск. Вероятно, что где-то и кем-то в научном мире уже разработаны более сложные и точные модели функционирования плодовых деревьев, описывающие процессы обмена энергией и массой между элементами растений и окружающей средой, позволяющие вести количественные расчеты, например, продуктивности дерева на единицу площади при различных исходных данных и т. п.. Но автор об этом ничего не знал и не знает, поскольку в биологии он «человек со стороны» и имеет ограниченные возможности получения свежей научной информации; работа велась им самостоятельно, имея целью лишь получить ответы на возникшие вопросы. (Попытки заинтересовать идеями моделирования ученых плодоводов-практиков московских научных школ - ТХСА. МГУ, ИФР, НИЗИСНП - были безуспешны. Да и сам автор виноват, что не довел работу до «потребного» вида и не обладает пробивными способностями.)
   Однако автор надеется, что предложенные «нестандартные» подходы к садоводству и изложенные размышления именно «свежего» человека непрофессионала и его опыт «самоучки» помогут некоторым читателям лучше понять проблемы современного садоводства, взглянув на них с новой стороны. А также дадут толчок - прежде всего молодым и будущим - ученым и специалистам в области плодоводства для новых мыслей и планов, и, в частности, по развитию идей моделирования, для чего сейчас открываются широкие возможности в связи с внедрением персональной вычислительной техники. Если это произойдет, автор будет считать свою задачу выполненной.
   В настоящее время многие новые знания и открытия рождаются на стыке наук и могут создаваться только коллективами авторов, поскольку одному человеку трудно быть хорошим специалистом сразу во всех областях знаний, необходимых для успешного исследования сложных проблем, не говоря о непосильной трудоемкости их решения для одного ученого. Например, для разработки достаточно полной модели функционирования живого организма, каким является плодовое дерево, потребуются усилия специалистов в области биологии, (прежде всего физиологии растений, практического плодоводства и пр.), химии (особенно органической), в различных областях физики (механики, гидравлики, электричества и др.), математики, техники (радиотехники, антенной техники, кибернетики, вычислительной техники и др.), программирования, а также малоквалифицированных помощников. Естественно, понадобятся определенные технические и финансовые средства. (Думается, что авторам, которые смогут создать «математический аппарат» для расчета параметров растений на клеточном уровне, их продуктивности и т. п. будет присуждена Нобелевская премия).
   Поэтому данную работу можно считать лишь попыткой найти принципиальные подходы к решению этой сложной задачи - создания биологической модели плодового дерева. Предложенные грубые модели учитывают только несколько основных факторов, влияющих на жизнедеятельность растения, однако даже они помогают в первом приближении понять суть происходящих обменных процессов (энергией и массой) в растении и разработать эффективные агротехнические методы воздействия на них с различными целями (ускорения вступления в плодоношение, омоложения, повышения продуктивности и/или товарных качеств плодов, зимостойкости деревьев, изменения их силы роста в ту или иную сторону, регулирования соотношения ростовых и генеративных процессов и др.).
   Автор хорошо понимает, что работа очень «сырая» и незаконченная, «серая» по уровню понимания биологии, «нахально-самоуверенная», что нужны расчеты и графики, описания моделей (а они вызовут еще большую «аллергию» у специалистов аграриев и биологов своим «механистическим» подходом), что написана совершенно нечитаемым языком, что при современной ситуации в стране не «политкорректна» (ибо коммунистические идеи обгажены и опорочены, считаются вредными и оставшимися в прошлом) и т. д. и т. п. Однако, не смотря ни на что, я считаю свою задачу в основном выполненной, хотя уже и знаю, что не смогу довести ее до достойного конца - опубликования. /В таком виде она для этого не годится, и я готов принять сотрудничество в любой форме от всех, кто проявит интерес к этой теме (пишу это для интернета): приглашаю к соавторству и пр.. К сожалению, у меня не остается времени для окончания этой работы и даже условий для нормальной научной деятельности/.
   Выполненной, потому что в результате этой 15-ти летней работы я понял не только основные принципы интенсивного садоводства, но сам СМЫСЛ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА. Главное для меня, что, как поет Владимир Высоцкий, на авторских выступлениях которого много раз бывал, «Я себе уже все доказал», а значит, уже жизнь прожил не зря. 
   А смысл жизни человека заключается в том, что осознавший себя и пути развития материи человек, как высшее достижение жизни на Земле, должен организовывать окружающий мир, живую и мертвую материю, управлять им, «окультуривать» его, облагораживать, переводить с простого, количественного, экстенсивного пути материального развития (роста), на «сложный», интенсивный, качественный путь интеллектуального и духовного развития; преобразовывать дикий естественный мир непродуктивной разрушительной агрессии, конкуренции и борьбы за выживание в новый, искусственно созданный культурный мир сознательного сотрудничества, трудового созидания, творчества, симбиоза живых организмов и синергизма объектов неживой материи (технических устройств), мир гармонии человека и окружающей среды, мир открытых людей и открытых дверей. В том, чтобы создавать новые знания, достижения культуры и передавать их следующим поколениям - накопленные знания и есть главный «сухой остаток», «концентрат» жизни, «прирост» цивилизации на каждом этапе ее развития. В том, чтобы познать объективные законы и пути развития материи и поддерживать деятельность элементов, способствующих прогрессу и подавлять деятельность тех, что ему препятствуют. В том, чтобы стать умнее, а значит, с минимальными затратами сил, средств и ресурсов – достигать максимальных результатов, для чего надо «учиться, учиться и учиться» (как завещал великий вождь мирового пролетариата В. И. Ленин). В том, чтобы минимально потреблять материальных ресурсов планеты, и производить максимально интеллектуально-духовных. (А вовсе не в том, чтобы, как примерно сказал поэт Расул Гамзатов, «не ломать зря голову над проблемой, для чего живет человек и в чем счастье, а просто жить, любить и производить детей» - некоторым, думаю, это надо запретить делать, пока не станут людьми и «не сдадут экзамен на зрелость»).
   Именно осознание смысла жизни человека я считаю главным достижением своей жизни, чем и горжусь. Это открыло мне глаза на пути развития истории человечества и озарило светом всю мою новую жизнь – как вдруг пробившийся свет из далекого конца туннеля, скрытого до того за поворотом – и сразу стало ясно, куда идти и на что надеяться, и где «правда». И произошло это за две недели до «миллениума» - наступления нового, 2000 года – я этот день «прозрения» запомнил на всю жизнь. (В тот день проходила научная конференция в МГУ, посвященная двухлетию со дня кончины выдающегося ученого современности Побиска Георгиевича Кузнецова, разработавшего теорию инженерного планирования развития общества. Случайно прочитал статью в газете «Завтра» о нем и его идеях, и меня, рядового «изолированного» инженерного «философа-самоучку», поразило, насколько совпали наши мысли и подходы – не сравнивая масштабы! - и порадовало, что были такие прогрессивные ученые, работавшие в этом направлении, последователи великого Вернадского, и поддержало в дальнейших размышлениях на эти темы.)
   А все началось с увлечения садоводством в конце 80-х г.г. и попыток разобраться, как делать обрезку «простой» смородины (мой начальник отдела космической электроники в головном ЦНИИ, который тогда собирался на пенсию и купил маленькую дачку, вызывал меня в конце рабочего дня в кабинет, запирал его на ключ, спрашивал, как это правильно делать, а я в горячей дискуссии пытался ему доказать, как надо - с позиции моей будущей «теории», которая тогда только чуть намечалась). А теперь уже мой брат, который знает «теорию» и технические системы дисциплины гораздо лучше меня, продолжил с моей подачи моделирование, но уже социальных систем (от неорганизованного дикого общества, через либерально-рыночное и командно-административное до социалистического и коммунистического). Доказал огромные преимущества коммунистической модели в эффективности, целую книгу написал, на 300 стр., с теоретическими обоснованиями, через корреляционные интегралы и теорию управления. И все остановиться не может, перерабатывает и дорабатывает… А начиналось тоже с моего «простого» ему вопроса, возникшего по садоводству: «Как неравенство в величине и уровне потребления элементов биосистемы отражается на ее продуктивности?». А когда-то смеялся над моими потугами и расчетами, разработкой «липовой», «искусственной», «абстрактной» модели, попытками физической интерпретации функционирования «живых» биообъектов, организмов…
   Так распространяется «зараза познания», которую не остановить буржуям никакими авторскими правами на «интеллектуальную собственность» (предрассудки буржуазного мышления – на распространение полезных знаний нельзя накладывать никаких ограничений, это противоречит прогрессу), а возможности для творческого развития людей теперь, с появлением портативной оргтехники, персональных компьютеров и интернета, стали почти безграничны…
   Да здравствует садоводство – ключ к пониманию жизни и трудовому воспитанию! «Изучайте физику – и Вы станете коммунистом» - так часто теперь я говорю при каждом подходящем случае. Понимание жизни в целом – главный итог данной работы. Она позволила связать воедино все, чему меня учили родители, в школе, техникуме, институте, аспирантуре, при работе в трех оборонных НИИ в течение почти 30 лет – пригодились полученные знания в самых различных областях - от биологии, физики, химии, математики, техники – до философии и научного коммунизма. Живите и развивайтесь, следующие поколения, ищите свои истины, открывайте заново «Америки» и «велосипеды» – а «я себе уже все доказал. 



Абакумов Александр Петрович 24.03.05



ЛИТЕРАТУРА



Р. П. Кудрявец «Обрезка плодовых деревьев и ягодных кустарников: Альбом». – 2-е издание, переработанное и дополненное, - М. Колос, 1988.
А. С. Девятов «Как правильно формировать и обрезать плодовые деревья и ягодные кусты». Мн. Ураджай, 1995.
В. И. Сусов «Повышение зимостойкости и урожайности плодовых деревьев». М. Издательство МСХА, 1993.
А. П. Абакумов «Моделирование плодовых деревьев». Рукопись, 1991-2001. Разделы: 
4.1. Пространственная модель - для определения продуктивности различных видов крон. Расчет коэффициентов эффективности типовых видов и форм крон (без учета внутренних потерь).
4.2. Временная модель – для описания процессов энергетического обмена между надземными и подземными частями дерева за вегетативный цикл.
Иерархическая модель – для описания процессов энергообмена между элементами растения по закону соподчиненности.
Демографическая модель – для определения возрастных изменений в растении.
А. П. Абакумов «Сборник статей». Рукопись. Статьи:
5.1. Садовод – правитель и организатор природы.
5.2. Обобщенные законы интенсивного садоводства. 
5.3. Культура – основа высокой продуктивности. 
5.4. Гиганты или карлики? Сила или трудолюбие?
5.5. Идеальная яблоня для Подмосковья.
5.6. Мещерский сад (наблюдения). 
5.7. Определитель сортов плодовых деревьев по результатам их испытаний в Шатурском районе. 
5.8. Советы начинающим садоводам: как правильно подобрать видовой и сортовой состав плодовых деревьев и ягодных кустарников и др..
5.9. Садоводство в вопросах и ответах. 
5.10. Интенсивные сады.
5.11. Садоводство – не источник дохода, а удовольствие. 
5.12. Смысл жизни.
6.0. Р.П.Кудрявец. Серия популярных статей по садоводству в журнале «Приусадебное хозяйство», 1989-1990. 
7.0. Слаборослый интенсивный сад. Коллектив авторов. Составитель В.А. Потапов. М. Росагропромиздат. 1991.
8.0. Сорта яблони и груши /Справочное пособие. – Орел. ОГТРК. 1993.
9.0. А. Д. Бурмистров, В. И. Степанычев. Слаборослая яблоня в коллективном саду. Ленинград, ВО Агропромиздат. 1991.
10.0. И. Г. Фулга. Основы виноградарства и плодоводства. Учебник для техникумов. Москва, ВО «Агропромиздат», 1989.
11. Н.И.Курдюмов. Формировка вместо обрезки. Ростов-на-Дону ИД Владис 2003.
12. Сусов В. И. Новое в плодоводстве Мичуринского сада ТХСА. Москва, Издательство МСХА, 2001.
  Абакумов Александр Петрович, радиоинженер и садовод-самоучка. Март 2001г., редакция и дополнение - Март 2005 г.
127572, Москва, ул. Череповецкая, д. 5/14, кв. 139 д., тел. 400-58-44
Категория: КОММУНИСТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ИНТЕНСИВНОГО САДОВОДСТВА | Добавил: meshera (12/Апр/22)
Просмотров: 2013 | Рейтинг: 0.0/0

- -


Яндекс.Метрика
Indiglo © 2017