Главная » Статьи » ФИЗИКА КУЛЬТУРЫ И ЖИЗНИ

Часть десятая.
1. О РОЛИ ФИЛОСОФИИ В ЖИЗНИ И ОБ ОДНОМ ГОРЕ-ФИЛОСОФЕ

   Понимание смысла понятия «культура» позволяет ответить даже на такой вопрос, как «влияния истории общества на сознание человека». В такие «философские дебри» я не лезу, оставляя их «компетентным профессионалам», как принято нынче говорить о «менеджерах управленцах». Но, как раз в этом контексте, хочу рассказать об одном любопытном совпадении, как подтверждение того, как неслучайно все в этом мире. А именно, о человеке, одном философе, написавшем недавно докторскую диссертацию как раз по этому вопросу. Вчера стал «расчищать» свой компьютер (он «завис») и натолкнулся на работы моего давнего доброго знакомого, А. И. М-ва, преподавателя одного из московских технических ВУЗов, недавно защитившего докторскую диссертацию по близкой философской теме. Мы периодически общаемся, и он дал мне, пару месяцев назад, свои работы с предложением ознакомиться. (Естественное желание интеллектуальной экспансии «ученых мужей» на окружающих, в поисках «солдат» для воплощения своих идей). До этого у меня совсем не было места в голове – я «мучился» на пределе сил над своей работой «о физике культуры». А тут смог и заставил себя «окунуться» «по полной», и весь вечер читал его труды. 
   Не хочу обижать моего знакомого, но истина дороже, и должен высказать, с «партийной прямотой», свое резко негативное мнение. Большей наукообразной «галиматьи» и оторванной от реальной жизни «ахинеи» я никогда не читал, причем написанной с величайшей помпезностью, и представленной, как научное открытие! Не буду утомлять подробностями, ибо с первого раза его все равно никто не поймет (о чем он и сам предупреждает, предлагая читать только «подготовленному» читателю, из числа его студентов, которым он предварительно «запудрил мозги», и, заодно, отобрав подверженных его влиянию, добавлю от себя; остальным же читать он «строго не рекомендует»). Но речь, в монографии, идет как раз о том, насколько человек, в своем подсознании не является субъектом, а лишь продуктом социального исторического развития (общества, в котором живет), и все окружающее видит не реально-конкретно, (как он сам наивно думает, в соответствии с «натурфилософией»), а через «розовые очки» этого, предварительно внушенного, навязанного представления. То есть он видит только «модель 1» этой действительности. И т. д. и т. п., на трехстах страницах, на своем «птичьем языке», из которых более половины слов «простому», «нормальному» человеку (даже с высшим образованием) непонятны, и смысл всего сказанного ускользает, в длинных многослойных предложениях. 
Копаться в его «гносеологических» корнях мыслей, изучая их, его «мудрую» личность, «новую философию», где он развивает Канта (по его словам), объединяет с недооцененными, более современными, философами – ну никакого желания не было и нет. (Извините, не вижу реальной пользы.) Несмотря на то, что он считает, что его именем переименуют городок, в котором он родился. Нас с толку так легко не собьешь, и уж если я в богов и вождей не верую, то и ему не доверюсь. Тем более, что я хорошо знаю, что он многого не знает (из того, что знаем мы с братом, например, радиотехнику и такой ее раздел, как «Теория обработки сигналов», и много чего еще, в том числе работу современной электронной техники, даже «бытовой», типа компьютера, видео и аудио техники и т. п.). Посмотрев на все это, я понял, почему многие «нормальные» ученые, из прагматиков, философию наукой не признают. (Что я совсем не считаю правильным, ибо нормальная философия – королева наук, с другого края от математики, описывающая, обобщенно, на качественном уровне, законы Жизни и высшего ее проявления – «души» человека. Она, в своих разделах, «истмата» и других – заменяет, на научном уровне – религию. Вот в такую, «научную» философию, я «верю», как в знание.)
   Более того, я просто вижу у него много смысловых ошибок (например, не понимания полного, что такое «система»), но есть и посерьезнее, фундаментальные, мировоззренческие, связанные, если угодно, с «классовой» позицией (смешанной с элитарным интеллектуальным чванством), личной физиологией и происхождением («первого парня на деревне»). В итоге всех его переусложненных (неоправданно) умозаключений он приходит к выводу, что «все постичь человеку невозможно, и все это знание может собрать в себя только господь бог», то есть впадает в чистейший идеализм. «За что боролись, на то и напоролись», как говорится. Я во всем этом вижу блуждание с фонарем на ярком свету, в то время как настоящая наука та, что дает свет во тьме, а не та, что дает тень на свету. В результате теперь он, со своими сторонниками, предлагают создать новую партию – социал-христианскую. Это путь не вперед, к научному пониманию мира - с целью оптимального управления им, а путь вспять. Это признак интеллектуальной слабости и снобизма, (а когда-то он был членом партии, заметим). Про таких говорят: «усерден не по уму».
   Переложить на «господа бога» заботы о своем будущем, это слишком просто, чтобы быть истиной, «правдой». По сути, такая позиция столь же слаба, как позиция либералов и их «профессиональных экономистов», которые уповают только на помощь всесильного Запада, в решении всех проблем, просят и ждут оттуда инвестиций и технической помощи специалистов, и не верят в собственные силы. (Про народные не говорю, поскольку русский народ для них – неполноценное отсталое дерьмо, ни на что полезное и позитивное не способный).

   Лишний раз убеждаюсь, насколько все же коммунисты умнее и прогрессивнее, по реальной жизни, лучше ее понимают и правильнее живут. То есть, на «физическом» языке моей статьи – «культурнее» и «полезнее» для Жизни, поскольку делают больше «полезного», при меньших наличных ресурсах, и при меньших непроизводительных растратах сил. Поскольку коммунисты – это физики Жизни. (Как я люблю повторять: «Учите физику – и Вы станете коммунистом»).

   Очень не хотелось бы, чтобы обо мне тоже кто-то сказал, что я впустую мудрствую в своих работах, и что их КПД – нуль или даже отрицательная величина – то есть вред. Мне же «кажется», что я все же выделяю некоторое знание, полезное для Жизни, ее «развития»; то есть для повышения «Культуры» общества.

2. МНЕНИЕ Ж. АЛФЕРОВА О ФИЛОСОФИИ.

   Второй интересный факт, тоже как любопытное временное совпадение, не могу не привести. Произошедший вчера по ТВ, в субботней политической передаче Сергей Брюлева, где он брал интервью у нашего знаменитого физика, лауреата Нобелевской премии, Жореса Алферова. По поводу его добровольного ухода из комитета по науке, где он был вместе с министром образования Дмитрием Ливановым, в ответ на оскорбительное заявление последнего, что отечественная академия наука, в лице Академии наук, исчерпала себя, безнадежно устарела, не справляется с возложенными функциями и требует реставрации. Как всегда, слащаво рассыпавшись комплиментами, типа: «Мы находимся под обаянием Вашей гениальной личности…», журналист попросил академика объяснить свой «демарш». На что тот ответил такой историей, ставшей притчей в научных кругах.
«Мой знакомый, известный французский физик, тоже лауреат Нобелевской премии, который впоследствии возглавил министерство образования Франции, так прокомментировал роль различных ученых в «прогрессе», в одном выступлении. «Есть ученые физики-экспериментаторы – они открывают новые явления. Есть физики теоретики – они дают им научные объяснения. Есть инженеры – они внедряют эти открытия в жизнь, делают технические устройства. А потом приходят «философы», которые не умеют ни первого, ни второго, ни третьего – и начинают все объяснять и «мутить воду». (А. А.).
   «Но ведь Лифанов – тоже физик-теоретик, и хочет того же, что и Вы – улучшить работу науки, так не лучше ли Вам объединить усилия на этом пути?» - спросил Брюлев. «Нет, - ответил академик – в сфере образования и науки Ливанов – именно философ». Сказал – как припечатал. (Философ на языке ученых – «натуралистов» - все равно что «редиска».)

   Комментарий А.А. Это очень хороший пример, в подтверждение того, как настоящие ученые «материалисты» относятся к «философам», - профессиональным «болтунам» (по их мнению), не участвующим в реальной жизни, и не приносящим «реальной» «материальной» пользы. Я раньше не задумывался на эту тему – она меня не касалась, а теперь понял ее «подноготную», но имею на этот счет свое «средневзвешенное» мнение.
   Есть две крайности проявления «культуры» (как характеристики «полезности» - см. мою работу, одно из основных определений «культуры») в науках. Первая – это математика и физика, которые являются «точными» науками, позволяющими проводить детальное исследование, «анализ» материальных объектов, с максимальной точностью. Проводя технические образные аналогии, эти науки подобны большим линзам (с большой «апертурой»), дающим высокое разрешение. Ее (такой линзы) уровень культуры, (параметр «культурность») измеряется количеством информации, которую она выдает, для каждого изучаемого объекта. (Которая должна быть, в идеале, максимальной, от полной реальной).
А вторая – это философия, как обобщающая гуманитарная наука (истмат и диамат я отношу туда же). Требования к ней совсем другие, противоположные. Ее «культурность» («полезность») будет определяться уже степенью сжатия, которая обеспечивает выделение наиболее крупных, важных деталей, чтобы мелкие не сбивали с толку, как «информационный мусор», «шум». (В видеотехнике аналогом такого устройства будет «кодер», или кодирующее устройство – т. н. «кодек сжатия», обладающее определенным коэффициентом сжатия. Например, кодек MPEG-7 имеет Ксж больше, чем кодек MPEG 4, тот превосходит MPEG 2, а последний – MPEG1. При этом коэффициент сжатия MPEG-7 достигает от нескольких десятков до нескольких сот раз). Такое техническое устройство - «кодек сжатия», используемое в качестве аналога, как и сама наука «философия», выполняет задачу «синтеза».
   [Примечание-отступление. Самым простым, примитивным устройством сжатия, будет маленькая линза, которая имеет низкую величину разрешения, то есть выделяет только крупные элементы, (или низкочастотные гармоники пространственного спектра частот, несущие максимальную энергию). Именно поэтому у маленьких биообъектов более выражена способность к выделению главного, поскольку на более детальный анализ у них не хватает внутренних ресурсов. В этом, кстати, и основа «коммунистического» сознания.]

   Отсюда видим, что полезность («культурность») имеют разные назначение, содержание и смысл, для разных объектов, в зависимости от выполняемой задачи, поставленной перед ним цели. И обе эти науки, с разных крайних сторон, делают изучение объекта наиболее полным, в диапазоне его состояний, или размеров входящих элементов. Если взять отношение наиболее крупного выделенного смыслового элемента, при обобщенном философском подходе, (аналоге синтеза), к минимально-разрешимому, выделенному при анализе (обеспечиваемом естественными науками) – то это и будет как раз «база» сложного рассматриваемого объекта. (По аналогии со сложным сигналом в радиотехнике, где «база» N находится как отношение максимальной частоты его спектра к минимальной; или, аналогично, как отношение максимального и минимального пространственных периодов, для расстановок элементов в антенных решетках). 
   В итоге можно сказать, что общая «культурность» рассмотрения любого объекта определяется как раз наличием двух крайних методов (наук) изучения, в диапазоне их возможностей (как произведение их «культурностей»). В их диалектическом единстве и борьбе противоположностей (как непризнании друг друга).

   Именно в этом я вижу суть противоречий между двумя оппонентами. С одной стороны, моим приятелем «философом», не признающим точных наук, как средства познания «души» (и духовных ценностей) и их «ограниченную» «натурфилософию». (Неспособную, якобы, понять всю сложность мира, на что та претендует, и заменить тем «бога». Сам же он, АИМ, при этом впадает в чистейший идеализм и веру в «бога», как в единственную интеллектуальную силу, способную вобрать понимание всей «цветущей сложности» мира.) И, с другой стороны, физиками, учеными, инженерами – практиками жизни, «материальными носителями» ее «культуры» (или «развития», что одно и тоже), которые не хотят отдавать приоритет деятелям гуманитарных, («каких-то философских») наук в изучении духовной сферы, где те мнят себя главными специалистами. И, в частности, не признают мнений таких, как я, который «возомнил», что сумел создать собственную «рабочую» модель мира, вполне его объясняющую, с качественной точностью и даже количественной, (когда сумел определить и рассчитать количественно параметр «культурность», который есть параметр содержания Жизни на единицу потребляемых ресурсов.)
   А упрощенно, на бытовом языке – «мы» (с Алферовым, я – в роли мухи на роге быка, которая всем говорила, что «мы пахали») думаем, что философы – это неудавшиеся, несостоявшиеся физики и инженеры, такие, как «теоретик» Д. Ливанов, или мой приятель А.И.М, которому не нашлось места на технической кафедре, и он стал «первым парнем на деревне» среди «философов», на кафедре общественных наук, являющихся «отстоем» в технических ВУЗах для спасения своих кадров. (А также забытый «Немцов», разваливший Нижний. «Выдающийся математик» Березовский, разваливший все, что только можно, за что брался, автопром, авиапром, аэрофлот, страну, закончивший Лесотехнический ВУЗ, который мы и ВУЗом то не считали в наше время. Теплотехник «Мурашов», разваливший милицию и другие. У нас, о космическом отделе ЦНИИ, тоже был такой активист, «философ» местного разлива, не шибко преуспевающий в работе, но увлекающийся историей и политикой, поучаствовавший в «идеологическом» развале отдела, в начале 90-хх, все «журнальчики демократические» выписывал на общие деньги, за митинги «сахаровские» агитировал, и удравший неожиданно на «демократическую» радиостанцию, завалив квартальный план – мы расхлебывали.)

3. ПРИМЕР НАРОДНОЙ МУДРОСТИ И ДУХОВНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ

   Пример 3. Хорошо схвачен смысловой сюжет из телефильма «Страсти по Чапаю», что прошел по ТВ накануне 23 февраля этого года. Выступает перед бойцами красной армии жена комиссара Фурманова, с лекцией по атеизму. А один из бойцов спрашивает: «А почему у коровы говно в виде лепешки, у лошади – в виде косички, а у козы - как горох?» «Этого я не знаю, поскольку не знаю устройства желудка этих животных. Надо спросить у зооспециалистов» - отвечает лекторша. «Вот видите – говорит боец - вы даже в говне не разбираетесь, а о боге судить беретесь». Смех в зале.
   Смысл наших противоречий – «физиков» («натурал-философов», как их называли во времена Ньютона), и «философов» (в современном понимании) состоит в том, кто не имеет морального права «рассуждать о боге», или, на языке атеистов, «учить жить». Первые считают, что философы, поскольку для этого надо сначала научиться хорошо, делать «полезную» работу, какое-то практическое дело, «ремесло». Тогда как вторые считают, что этого не нужно, поскольку понять весь мир через материальное изучение «частностей», якобы которыми занимается вся современная естественная наука - невозможно, и доступно одному только богу, и потому это удел избранных «богом» - философов религиозной окраски. (К каким себя относит и АИМ. Когда-то Сократ, древнегреческий «народный» философ, создал собственную философию, по которой полноценными людьми считал только философов, и якобы только им было уготован «рай» на том свете. Он так уверовал в свою «теорию жизни», что даже отказался совершить побег перед казнью, который легко мог совершить с помощью друга, и спокойно принял утром яд, «белены» – так ему хотелось быстрее узнать, как будет на том свете.)
   Добавлю, что на «нашей» чаше весов, «физиков», авторитет выдающегося писателя и философа А. П. Чехова, который говорил, что он доктор, (а не писатель, каким его больше знает благодарное человечество). При том, что как доктор он сделал неимоверно меньше, (в абсолютном выражении, через выделенное на это занятие время), чем как писатель и подлинный философ - Учитель Жизни. Это говорит о его признании приоритета материального, для понимания жизни и как фактора «полезности» для развития, для Культуры – над чисто «риторической» духовностью. Он очень скромно относился к своей писательской деятельности, хотя был выдающимся писателем, по оценке Л. Толстого: «Он пишет даже лучше – чем я. У него нет лишних деталей – а те, что есть – прекрасны или необходимы». 
   А также на нашей чаше, судейских весов истории, авторитет К. Маркса, который в конце жизни стал изучать математику, чтобы лучше понять смысл Жизни. (Правда, дифференциального и интегрального исчислений, которыми он занимался, ему не хватило для понимания будущего устройства общества – коммунизма и социализма.)

    В принципе, я полагаю, право «учить» (писать, заниматься чистой «творческой» деятельностью, на профессиональной основе) – надо заслужить. Своей практической полезной работой, деятельностью (не важно, будь-то она совершается параллельно по времени, в течение всей жизни, или была сделана концентрированно ранее, чтобы оправдать всю жизнь – например, в ее начале, когда человек совершил боевой или трудовой подвиг.). При этом не то важно, чтобы эта «польза» была совершена обязательно в практической деятельности, она может быть и в чисто интеллектуальной, многообразной (литературы, науки, искусства, политики), важно лишь, чтобы она служила интересам народа, общества, человечества в целом, и получила его признание. (Это и есть высшая «легитимизация» власти.) Если же, например, человек «из пробирки», не имеющий практического жизненного опыта, прямо с кафедры (да еще общественных наук, куда попал сразу после привилегированного ВУЗа), переходит на пост премьера и начинает править страной, «учить людей жить» - это нельзя считать нормальным, тем более правильным. Точно также как если директор мебельного магазина начинает управлять армией, или неграмотный «экономист» советской школы, разваливший сначала «приватизацией» всю экономику страны – начал управлять ее энергетикой, потом «нано технологиями» (которые он понимает только как мельчайшие дырочки в ситечке для очистного устройства самогонного аппарата). Интересно, какие выдающиеся достижения в теоретической физике у министра образования Дм. Ливанова?

А. Абакумов
Категория: ФИЗИКА КУЛЬТУРЫ И ЖИЗНИ | Добавил: meshera (13/Июн/19)
Просмотров: 442 | Рейтинг: 5.0/1

- -


Яндекс.Метрика
Indiglo © 2017