Главная » Статьи » Исторические процессы глазами инженера

Четвертая часть

                   Диалектика  трудовой этики буржуа

 

.        Капитализм, зародившись в странах северной Европы,  имел разные национальные окраски, но при том и общие черты. Формирование трудовой этики молодой буржуазии в большой степени происходило под влиянием протестантизма. (см. выше).  И именно этому «духу капитализма»  обязаны своим развитием и доминированием современные страны Запада.  

        Однако по мере развития производительных сил, возникновения новых классов, вначале массового класса рабочих, затем служащих, затем технической и научной интеллигенции,  т.н. творческой  интеллигенции,  а также собственно  класса предпринимателей разных уровней – буржуа,  формировались и новые производственные и социальные отношения,  менялась социальная структура общества. Во всей этой многообразной конкретике  существовал общий исторический тренд – развитие производственных сил приводило к появлению все большей по численности надстройке над сугубо производственными рабочими и  техническими специалистами,  в  обществе  все больше увеличивалась количество людей, не имеющих отношение   к производству,  которые  работали в госаппарате, в управленческих подразделениях заводов и фабрик, в гуманитарной сфере,  академических институтах,  в банках, в  сфере обслуживания,  в торговых фирмах,  ресторанах и игровых клубах,  в редакциях газет и журналов,  в силовых структурах,  медучреждениях,  учреждениях образования,  киноиндустрии,  рекламных компаниях,  общественных и религиозных организациях и т.д.    По мере роста производительности труда удельный численный вес рабочих и крестьян – фермеров,  участвующих в  производстве,  постоянно сокращался,  уменьшался и их политический вес.

      Этот процесс резко усилился со второй половины двадцатого века,  когда США и ведущие страны  Европы  стали переносить производство в развивающиеся страны Азии и Латинской Америки,  оставляя себе функции управления мировой экономикой через инвестиции в развитие тех или иных отраслей экономики.  Т.о.  образовался мировой финансовый капитал, который был далек от производства,  и  приумножался благодаря дивидендам от производства в других странах.  Возникли  фондовые биржи, на которых производились торги акциями предприятий и ценными бумагами,  деньги стали делаться из воздуха,  покупкой подешевевших бумаг, которые должны были подорожать, и продажей дорогих, которые должны были подешеветь. Появилась армия биржевых спекулянтов,  играющих на повышениях и понижениях,  умышленно создающих колебания курсов валют и ценных бумаг.

        Последние десятилетия двадцатого века стали временем зарождения общества нового типа – постиндустриального.  В этом обществе главной фигурой стал уже не капиталист  производственник,  владелец заводов и фабрик, изготавливающих разнообразные товары народного потребления,  и  даже не купец, занимающийся перепродажей товаров,   (что приносило  более быструю прибыль),  организующий торговые супермаркеты и сети,  а  ростовщик - банкир,  дающий деньги в рост,  и  финансовый спекулянт (по сути занимающийся тем же).  Самым выгодным делом,  приносящим самые быстрые деньги

стала игра  на колебаниях финансовых рынков,  и тем  более выгодным, чем  ближе к власти находился делец, и чем больше было у него информации о  тенденциях изменения  на рынке валют и ценных бумаг,  которые зависели от правительственных решений.  Формула «информирован – значит вооружен»,  и «кто владеет информацией, тот владеет миром »  обрела реальное наполнение.

       Естественно, появилось большое количество не просто спекулянтов,  авантюристов игроманов,  удачников,  обладающих нюхом и интуицией,  и неудачников – лузеров,  но и  откровенных мошенников,  придумывающих различные обманные схемы.  Более того, за эти выдумки некоторым «экономистам»  давали нобелевские премии.  В частности  тому «умнику»,  который придумал «диривативы»,   наборы ценных бумаг, в которые входили  акции успешных предприятий, приносящих прибыли, и акции разоряющихся,  приобретение которых заведомо разорительно.   Но этот обман позволил умелым обманщикам и махинаторам сбыть огромное количество пустых бумаг и  быстро обогатится.   Стали создаваться финансовые пирамиды,  которые аккумулировали средства  огромного количества игроков,  потом в одночасье схлопывалсь, оставляя вкладчиков ни с чем,   фирмы однодневки с помощью которых капиталы уходили от налогов и из стран производителей.  В финансовые спекуляции включилось 95% населения  развитых стран,   эта деятельность стала называться «деловой активностью». 

     Игра стала уважаемой деятельностью,  получив название «игровой бизнес».  Появились  «игровые зоны» - города,  в которых концентрировалось большое количество игровых клубов,  в которых собиралась богачи всего мира, чтобы «потусоваться»,  и просадить большие деньги.  Регионы и штаты, в которых они находились, получали от этого бизнеса большие доходы.  В то время, как Детройт приходил в упадок и превращался в руины,  Лас Вегас процветал.

       Появились «акулы»  спекулятивного финансового рынка  -  международные финансовые спекулянты,   которые стали грабить целые страны (как это сделал, например,   Д.Сорос в 1998г в Южной Кореей.). 

       Еще больший обман всего человечества был совершен, когда в качестве мировой валюты был назначен доллар.  Это дало США право печатать пустые бумаги, получая взамен реальные товары. Все страны с этого момента стали платить им налог,  вынужденные закупать в виде валюты напечатанные бумажные доллары,  которые отнюдь не гарантировались золотым эквивалентом.

      В итоге всех этих валютных и финансовых авантюр США задолжали миру 16 триллионов долларов,   а сами американцы  задолжали государству  сотни миллиардов долларов,  набрав ипотечные кредиты,  которые не способны выплатить.

 

       Обман множился и множился десятилетиями,  внутренние противоречия капитализма и всего западного образа жизни поставили США  на грань финансового и экономического кризиса.

***

       

      Результатом сложившихся правил игры на мировом товарном и финансовом рынках явилось то,  что стимулы к производительному труду  во многих странах мира  оказались девальвированы,   а  трудовая этика  буржуа  претерпела коренные изменения.   Здоровый «Дух капитализма»  сменился зловонным душком ловкача-проходимца и  обманщика.  Ушло в прошлое «честное слово купца»,  доблестью стало не верность обещаниям,  а умение правдоподобно обмануть партнера,  подсунуть покупателю сгоревшие акции,  испорченный залежавшийся товар,  пролоббировать нужные  политически решения,  устранить непокорного национального лидера,  подкупить управляющего конкурирующей компании,   и т.д.. 

       Глядя на элиту общества и рядовые граждане,  кому большие аферы не по силам,  тоже бросились во все тяжкие:  мошенничество, воровство,  бандитизм. Торговля наркотиками и оружием,   порнография и проституция  перестали считаться безнравственными занятиями,   а лишь противозаконными.  И доблестью стало,  негласно принятое общественным мнением,  умение быстро разбогатеть  любым доступным способом,  обманув органы контроля и правопорядка. Внутренние ограничения исчезли,  остался лишь страх обывателя перед наказанием. 

     Понятие порядочность стало синонимом глупости,  скромность – проявлением комплекса неполноценности,  культурное поведение – признаком слабости.

    Отношения между людьми стали фальшивыми и лицемерными,  критерием достоинства стало богатство,  а отсутствие оного признаком  ограниченности.  Духовные связи между людьми ослабли,  они стали чужими друг другу.  Общество, по сути, перестало быть национально-культурным единением людей,  все больше превращаясь в космополитическую массу,  с группировками работников фирм, связанных корпоративной этикой и общими деловыми и материальными интересами.

       За пять веков существования  капитализма первоначальная идея свободного,  творческого, напряженного  и эффективного  труда,  ведущего к обогащению и  улучшению  жизненных своих условий для себя,  своей семьи и своих близких,  сдержанного потребления и праведного образа жизни,    сменилась идеей легкого, быстрого обогащения любой ценой,  освобождения от  ответственности  перед семьей,  женщиной,  обществом,  от уз  совести,  и безудержного потребления,  наслаждения  властью,   насилием и  сексом  

 ( разумеется, таковы  не все  люди  западного мира,   если бы это было так, он давно бы  исчез,  как цивилизация,    но таковой, безусловно,  является  общая  тенденция).

 

***

        Целью  власть имущих,   управляющих  экономикой и политикой, является удержание и помножение своих богатств.   А политическая стабильность в обществе неравенства достигается, прежде всего, манипуляцией сознания и внедрением в него ложных целей, в частности представления, что счастье заключается в количестве потребляемых вещей, и испытываемых от пользования ими удовольствий.  Внушение же производится тем легче, чем более разорванным является сознание, чем меньше человек  склонен выстраивать в наблюдаемых явлениях цепи причинно-следственных связей,  чем меньше склонен мыслить самостоятельно.   Поэтому система образования и воспитания в школах выстроена так, чтобы из детей готовить узких профессионалов, практичных,  но недалеких людей,  с узким кругозором,  которыми легко манипулировать. 

        С точки зрения физики и кибернетики, социальную систему построенную на принципах капитализма можно представить  как информационно энергетическую самоуправляющуюся систему, состоящую из субъектов,  обладающих интеллектом, волей и имеющих потребности, связанные с жизнеобеспечением,  в которой существует положительная обратная  связь по координате материальных потребностей,  и отрицательная связь по координате интеллектуальных и духовных (иррациональных сакральных ) потребностей.   Материальные потребности в обществе потребления взвинчиваются, что способствует ускорению развития его производительных сил,   а интеллектуальные и духовные – принижаются, чем достигается  повышение надежности  управления субъектами и функционирования системы в целом

 

 

 

Принципиальные ограничения

демократического общества с рыночными отношениями

 

     Отдавая должное капитализму (рыночному обществу),  отметим его родовые дефекты.

       1.  Принцип конкуренции,   являясь с одной стороны мощнейшим стимулом к повышению эффективности своих действий как отдельных людей, так и их объединений (обществ, народов и стран),   имеет следствием  снижение  общей совместной экономической,  военной,  а в целом энергетической эффективности  общества.   Формально,  в физической модели общества,  конкурирующие  элементы  представляются  противодействующими ЭЭ,   которые взаимоуничтожают импульсы силы друг друга.  Очевидно (и без физического моделирования ), что отношения солидарности,  которые приводят к согласованности  действий ЭЭ,  входящих в социальную энергетическую систему,  имеют многократно больший энергетический потенциал,  а с помощью моделирования можно показать, что они  обеспечивают теоретически  максимально возможную энергетическую эффективность.   (Вопрос, возможно  ли обеспечить солидарность всех  граждан общества  во всех  аспектах его  функционирования  пока не  рассматривается).   

 

        Примечание.  Историческая практика войн демократических государств, и в частности события Второй Мировой войны показали,  что США, Англия и Франция оказались не способны эффективно воевать  ни с  фашисткой Германией,  ни с  императорской Японией  - победа и на Западном и на Восточном фронте была достигнута благодаря умению советских полководцев и самоотверженности советских солдат..    Полученные США в результате войны колоссальные материальные выгоды  не являются доказательством  их преимущества в политической и военной организации.    Более того, отношение к СССР как к экономическому конкуренту,   циничное преследование США сугубо собственных интересов явилось причинной того, что они вступили в войну лишь в 1944г, (дождавшись максимальных потерь советского народа),   когда стало ясно, что победа СССР неизбежна, в опасении, что плоды победы будут делить без них.  Если бы США, с их экономической мощью вступили в войну раньше,  эффективность совместных действий союзников но всем временном интервале войны была бы значительно выше,  совокупные потери,  и особенно русского народа, несравненно меньше,  а война короче. Союзники конкуренты постоянно перетягивали одеяло на себя,  когда было трудно СССР тянули время и зарабатывали на поставках оружия, а когда появлялись трудности у них самих в начале  боевых действий во время высадки десанта в Италии – обратились за срочной помощью,  которую тут же,  невзирая на отсутствие должной подготовки, оказала советская армия..  И так цинично они вели себя по отношению к Росси везде,  также как и  Англия,

        

      Следствием конкуренции производителей является  неэффективное использование трудовых, сырьевых и энергетических ресурсов,  поскольку проигравшие в экономической борьбе конкуренты, совершив затраты материальных и прочих средств, не получают компенсации за расходов.  Производство вещей – товаров  наугад,  приводит к высокому риску неоправданных расходов.  Очевидно, что для производства, особенно сложных товаров долгого пользования, требуется планирование спроса и объемов производства, времени производства данной модели  и ее эксплуатации с учетом  морального старения,   и перехода к производству новой более совершенной модели.  Однако законы рынка определяются диктатом потребителя,  который постоянно  повышает уровень требований к товарам,  и задает с экономической стороны неоправданный темп смены моделей  потребительских товаров. В конечном итоге это имеет следствием  огромный поток материальных отходов,  образующихся как в процессе самого производства, так и  в  результате выбрасывания потребителями ненужных вещей.

    Вывод.  Капитализм, как способ производства, обеспечивает предельно высокий темп развития производительных  сил и удовлетворение самых изысканных потребностей,  но при этом характеризуется  низким  коэффициентом полезного действия ,  т.е.  большими энергетическими и сырьевыми потерями,  а также неэффективной  тратой человеческих ресурсов.    

 

        Принцип конкуренции несет в себе опасность возникновения монополий.   Монополии возникают в процессе «пожирания» более сильными и крупными производителями своих менее сильных конкурентов, которые  в силу меньших объемов производства не могут обеспечить столь же низкую себестоимость товаров, как более мощные.  Пожирание мелких производителей крупными приводит к исчезновению первых и увеличению вторых.  Чем мощнее становится крупный производитель, тем быстрее он разоряет и поглощает всех прочих.  В этом также проявляется положительная откатная связь – ПОС,  Следствием устранения с рынка других производителей является монополия крупного производителя,  которая открывает ему возможность бесконтрольного роста цен на производимые товары и получение сверх прибыли.  Накопление капитала дает владельцу фирмы  возможность  не только расширения производства  прежней продукции, но и открытия новых направлений по производству других изделий,  а также захвату других рынков потребительских товаров (и услуг).   В конечном итоге появляются фирмы-концерны спруты,  контролирующие производство широкого спектра товаров,  таких фирм в мире  очень мало.   Владельцы этих концернов, являясь монополистами в производстве  широкого спектра товаров,  вступают в сговор  и начинают управлять мировыми экономическими и политическими процессами.

Монополизм неизбежно ведет к снижению эффективности производительных сил общества.  При том, что сам процесс объединения фирм производителей в  крупные концерны является безусловно положительным явлением, поскольку позволяет  объединись усилия фирм разработчиков новой техники и снизить затраты на НИРы и ОКРы,  и все издержки производства.     Вред монополий т.о.  происходит не от снижения эффективности общественного производства в результате объединения фирм производителей, а в том, что получающаяся от этого экономия средств на производство изделий идет не на развитие производства и повышение уровня самих наемных работников и благосостояния всего общества,  а собственников капитала.  

 

      В  развитых западных странах  многие десятилетия (столетия)  отрабатывалась

методы защиты рынка от диктата монополий,   что давало им возможность поддерживать градус конкуренции в среде производителей,   сохранять стимулы к предпринимательству,   средний и мелкий бизнес,  идеологию «свободного рынка» и сам «дух капитализма»,  которому они обязаны своим  существованием,  и который в течении веков  обеспечивал им  психологическое, интеллектуальное и духовное доминирование в мире. . . 

 

 

       2.   Принцип неравенства,  являющийся производным  другого основного принципа индивидуальной свободы,   приводит к резкому снижению  культурного уровня общества и как следствие снижению его энергетического потенциала.

      Поясним.  Уровень культуры общества формально можно представить уровнем его сложности (т.е. многообразия),  именно этот уровень определяет в конечном итоге энергетическую эффективность общества,  это можно доказать математически и следует из  анализа физико-математической модели общества.

       (Это так же справедливо,  и очевидно, как и то, что уровень сложности радиосигнала определяет эффективность работы приемного устройства,  обеспечивающего выделение сигнала из шума и измерение - оценку его параметров,  суть  энергетических процессов в радиотехнической системе  такая же, как и  в социальной системе - обществе).  

       Сложность  любой информационно-энергетической системы,  которая включает в себя N энергетических элементов,   определяется   количеством ЭЭ -  N,   при условии их энергетического (амплитудного) равенства.  Однако реальная сложность системы  состоящей из неравных по энергетике элементов  ниже  максимальной,  ее можно характеризовать «эффективной  сложностью»,  которая тем меньше, чем выше степень неравенства ЭЭ.  Очевидно, что в предельном случае, когда вся энергия системы собрана в одном ЭЭ ее сложность равна 1 – единице,  т.е. система перестает быть таковой, и  давать положительный эффект синергизма в результате согласованного действия ЭЭ.   Напомним, что в радиотехнике, в системах связи, радиолокации используются сложные сигналы с весовой обработкой, т.е. с умышленным неравенством энергетических элементов,  у которых разница в энергии «элементарных сигналов»  не превышает 3-4 раза.  Такое неравенство имеет положительным следствием резкое снижение вероятности сбоя системы и захвата ложной цели (или  аномальных ошибок при измерении параметров сигнала),  в 20 – 100 раз.  Вот для чего нужно неравенство.   При этом энергетическая эффективность  технической системы снижается лишь  в 1.5 -2 раза,  и  т.о.  тут неравенство целесообразно..   Понятно, что эти соотношения в целом справедливы и для социальных систем.  Но   экономическое неравенство  в обществе  (по сути, то же,  энергетическое)  не в несколько раз,  а  на несколько порядков  (!)  не может быть оправдано  никакими соображениями его устойчивости,   при том,  что  многократно снижает его энергетическую эффективность.

     Т.о.  капитализм с его социальными отношениями неравенства в принципе  не является  оптимальной формой взаимодействия людей.  В некоторых странах, прежде всего скандинавских, его родовые дефекты сглаживаются  налоговым законодательством и сильными социальными программами.  Но эти страны  являются  скорее исключениями из правил,  и их пример не отрицает указанных выше принципиальных недостатков капитализма,  как общественно-политической системы.

 

      3. Культ потребительства и  денежного мешка.  Главным стимулом социальной активности граждан в обществе потребления является нажива – материальный интерес.  Однако денежный интерес и стремление к творческой самореализации совершенно разные вещи.,  при том, что: «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать» . И конечно одаренный талантливый человек, состоявшийся в профессии и своем деле,  должен  в нормальном обществе иметь достойное материальное положение. Но богатство и  нормальный достаточный доход для обеспечения насущных потребностей это не одно и то же. Существует уровень разумных потребностей,  а богатство, как путь к власти и наслаждениям,  творческого человека не привлекает,  во всяком случае, оно для него не главное,  напротив, отвлекает от главного.

       Культ потребления в условиях развитых производительных сил ведет к быстрому истощению природных ресурсовКапитализм, как социальная система с положительной обратной связью в  сфере материально-производственной  деятельности,  в своем быстром расширении в пространстве нуждается постоянно в захвате новых  сырьевых колоний и расширении потребительских рынков.  Разные капиталистические общества (страны, государства) неизбежно вступают в конфликты и войны за передел сфер влияния и мировых ресурсов.  Экстенсивное развитие экономик нескольких больших стран, и тем более, многих,  не может продолжаться долго,  с одной стороны происходит насыщение мировых рынков товарами,  с другой – возникает нехватка ресурсов. Все это сопровождается ростом населения.  Возникает международная конфликтная ситуация – мировой экономический и политический кризис, разрешение которого возможно лишь двумя путями:   сокращением населения земли, и  уменьшением индивидуального потребления  товаров и продуктов питания.

      Однако  сокращение производства,  влекущее уменьшение прибыли,  противоречит самой идее капитализмаИ  «мировое правительство»,  которое реально контролирует львиную долю мирового производства и экономики,   взяло курс на  сокращение населения всех стран мира, и в первую очередь развитых, с высоким уровнем потребления.

       Принципиальным способом является уничтожение  полигамной семьи, как первичной ячейки общества.  Узаконивание моногамной семьи способствует «закоротке» сексуальной энергии,  которая  становится источником получения физиологического наслаждения, но при том перестает совершать общественно полезное действие – воспроизводство рода.  Тем самым достигается обман природы человека,  которая направляет его на полезные для индивидуального выживания и сохранения вида действия тем,  что при этом получает физическое удовлетворение, удовольствие и наслаждение.    Чем более полезное действие он осуществляет, тем большее удовольствие получает.   Но искусственная «закоротка»  позволяет получить «оргазм»  минуя полезное действие.  Это приводит к нарушению психики и последующему физическому разрушению человека.  

       Еще более действенно и быстро   человек уничтожается  распространением наркотиков,   которые практически  лишают его воли и смысла жизни,  разрушают психику и физическое здоровье.  А некоторые, сделанные в кустарных условиях, сразу отравляют организм и убивают. 

      Капиталистический способ производства  и сверхпотребление  ведет к интенсивному загрязнению окружающей среды отходами производства и не утилизируемыми использованными товарами.   Ухудшение экологии является  объективным внешним дополнительным фактором ухудшения здоровья и сокращения численности населения. 

 

      Т.о.  буржуазная мировая элита намеренно и  ненамеренно, в силу объективных обстоятельств,  вызванных принципом функционирования рыночной экономики и организации общественной жизни,  ведет  человечество к вымиранию.  

   

 

 

Что такое эксплуатация трудящегося. Взгляд с двух сторон

 (к вопросу о социальной справедливости)

 

       Вопрос во взаимоотношениях между капиталистом и наемным работником,  как и социальных взаимоотношениях между отдельными людьми, профессиональными и социальными группами в целом, весьма тонкий и сложный. 

       Как известно,  капитал  образуется и увеличивается за счет получения прибавочной стоимости.  Часть ее тратится на оплату труда рабочих, а часть остается владельцу средств производства. Таким образом, происходит эксплуатация рабочих (в большей или меньшей степени).  Законы рынка приводит к тому, что в результате конкуренции выживают самые жестокие эксплуататоры.  Интересы капиталистов и наемных  работников, по сути, антагонистичны.  Однако нельзя всегда и однозначно осуждать капиталиста в том, что они эксплуатирует рабочих,   как не стоит полагать, что  рабочий или служащий – наемный работник находится  в подчиненном положении, на нижнем социальном уровне  только в силу своей лености и нерадивости.  Социальное положение людей в обществе определяется  не только   упорным и целенаправленным трудом,  но не в меньшей мере, врожденными природными физическими и интеллектуальными способностями, так и внешними обстоятельствами, а при  капиталистическом строе,  когда право частной собственности является фундаментальным,  собственность передается по наследству,   При этом в силу присущего человеку эгоцентризма  большинство людей склонно приписывать себе достоинства,  которыми не обладают, и заслуги,  которых за ними нет   (одаренный физически  человек считает победы в соревнованиях только своей заслугой,    одаренный художественными способностями – пописанные стихи, картины  или музыкальные произведения,  а  наследник большого капитала,   занявшийся бизнесом,  склонен считать себя  талантливым предпринимателем и т.д.)  

 

      Интересно и важно то,  что,  несмотря на существование   широкого спектра самых разнообразным  представлений  о  разумном  общественном устройстве,  на вопрос о  правомерности эксплуатации,   экономического неравенства  и  о социальной справедливости,  можно дать вполне научный  объективный ответ,  используя все тот же физический подход к оценке  результатов труда руководителей и наемных работников,  что и  в производстве.    Ведь, в конце концов, важно не то, кто является хозяином средств производства (капитала),  а  в какой мере оплачивается труд каждого работника с учетом всех физических,  психических, временных  и прочих издержек человека.   И если некий наемный работник выполняет не  объемный и не сложный высококвалифицированный труд,    не несет ответственности за экономические риски владельца производства,    но при этом получает высокую зарплату, т  о может оказаться,  что «эксплуататором»  становится он,  как по отношению к собственнику, так и  другим квалифицированным,  напряженно  и эффективно работающим сотрудникам предприятия - фирмы.  Ведь хозяин не просто получает доход от эксплуатации наемных работников,  а является (в идеале) эффективным руководителем – менеджером,  решая множество самых разнообразных вопросов, от маркетинга и организации производства до реализации готовой продукции,  в т.ч. и социальные вопросы обустройства жизни наемных работников.

 

      Капитализм  надо рассматривать с двух сторон, оценивая его эффективность как способа производства (с присущими  для него производственными отношениями ), и как 

общественно политическую формацию,  обеспечивающую  тот или иной уровень социальной гармонии.  Тут надо отметить принципиальную разницу между социальной гармонией и социальной справедливостью,  эти понятия трактуются многими людьми по-разному,   в буржуазном обществе -  обществе неравенства,   в котором гегемоном является буржуазия,  общественные представления смещены в сторону видения справедливости мелкобуржуазным сознанием,  тогда как в социалистическом – в сторону мировоззрения, формируемого трудовой этикой.  Поэтому ответ на вопрос,   что лучше,  капитализм или социализм,  или капитализм или феодализм,  в каком  ты хотел бы жить,  неоднозначный,   перед ответом мы должны уточнить,  с какой точки зрения? – т..е. выбрать критерий оценки политического строя.  Очевидно,  ответы буду разные,   в зависимости от индивидуальных психофизических  характеристик человека:  рослый, сильный, физически одаренный  предпочтет,  наиболее вероятно, оказаться в средних веках,  примеряя на себя рыцарские доспехи,   мечтая о турнирах, дворцовых интригах и похождениях,  крестовых походах и богатствах.  А худосочные и бледнолицые юноши выберут общество демократии,  в котором их права и неприкосновенность защищены законом,    а выяснять отношения можно в карточном или гольф-клубе,   гоняя по городу на мощных машинах,   с помощью журнального  пера,  но, прежде всего,  через «способность делать деньги»  или  карьеру.  Разные времена, разная этика поведения,  разные критерии мужского достоинства. 

 

      При всем субъективизме оценок капитализма,  как политической системы,  следует отметить, что главным достижением буржуазной революции является, безусловно,  уничтожение права на физическое насилие,  феодала, барона, или дворянина, владеющего  землей, с закрепленными на ней крепостными крестьянами.  Формально при капитализме крестьянин стал свободным,  он получил право распоряжаться своей  жизненной энергией  и своим организмом по усмотрению. Однако принуждение физическое сменилось принуждением экономическим, ибо лишенный земли он лишился возможности обеспечивать себя натуральным трудом,  и оказался вынужденным продавать не продукцию сельского хозяйства, в которой была природная рента, а продавать себя в качестве наемной трудовой силы.

 

        Но кто может доказать, что принуждение не нужно вообще?   Да, есть люди деятельные. генераторы,  любознательные и работящие,  от рождения.  А есть вялые, ленивые, им бы только полежать и поспать. Первых  не надо заставлять, они сами дело найдут,  потом второе, потом третье,  и других загрузят.  А вот вторых надо  нагружать,  ибо с места на стронутся, если их обеспечить самой простой едой,  кровом и безопасностью.  И что, гуманизм требует предоставить им свободу?  Зачем?   Чтобы переводили еду,  занимали место под солнцем,  притесняя кого-то другого достойного?  Нерадивых наказывают плеткой, так было всегда и при  рабовладении,  и при феодалах и дворянах.  Собаки из одной упряжки загрызают тех, кто не тянет.   А фермеры  забивают коров,  которые не дают высокий урожай.  И с позиции социал-дарвнизма это  целесообразно, а значит и справедливо.

       Но до какой меры допустимы в обществе холодный жестокий  рационализм и  снижающий  его эффективность гуманизм? 

 

      Интересно то, что на этот вопрос может быть получен  абсолютно научный ответ,  а значит беспристрастный и  объективный.   Этот ответ дает теория  решений и теория обработки сигналов,  которые указывают путь повышения энергетической эффективности технической  энергетической системы,   применение которых  при рассмотрении физической сущности социальных систем вполне правомерно. . 

       Конечно,  ответ этот не однозначный, и  все определяется  теми приоритетами – критериями эффективности ЭС,  которые выбирает  тот, кто хочет получить ответ.  Ибо он должен определиться, чего же он хочет, что для него наиболее важно.  Если  гуманность – это одно, а если эффективность,  и материальный результат – другое.  Кто-то тут подумает, а что нового сказано?  И так все понятно.  Но я «жую»  этот вопрос для того, чтобы  навести полную ясность:  ни одна теория не дает ответ на вопрос, что хорошо для человека, и что ему делать. На то у него и свобода воли.  А высшая справедливость состоит в том, что   сделав что-то,  он получает результат,  который  определяется законами природы,  и  не какой иной.  (если только делает что-то вещественное для себя, а не для кого-то,  ибо в этом случае  оценку результата  производит  другой субъект,   со своей волей и критериями.   То, что одному кажется добрым делом, для другого представляется злом,  и благодарности можно не дождаться).     И если человек умен, и честен перед собой, он поступает так, чтобы  результат был для него положительный.,  а если глуп, то – как хочется,  и потом сам себя наказывает. 

         А оптимальное поведение заключается в том, что бы делать то, что хочется, но в рамках допустимого.

 

       Как же поступать в отношении слабых   (о ленивых разговор отдельный)?    Какой же вывод . дает теория в нашем случае? 

      Чтобы ответь на него надо конкретизировать вопрос.  Сформулируем его так:  какова целесообразная  и допустимая степень неравенства в силах  субъектов действия входящих в систему?   Очевидно, что если все элементы равны по силе, то совокупная  их сила, объединенная в систему,    будет максимальной,  а значит и вырабатываемая ими мощность.  Но вопрос надо ставить по-другому,  ведь нас должна интересовать не абсолютная сила совокупности энергетических субъектов,  входящих в систему,  а эффективность их действия,   которая  является нормированным показателем.  А нормировать выделяемую  полезную  мощность системы надо к потребляемой ею внешней энергии,  т.е. в случае с упряжкой – потребляемым калориям в пище собак.  Но если подходить к выгоде  таким образом,  то надо выбрать самого сильного и эффективного в упряжке, а остальных уничтожить. Очевидно, что и такой критерий  эффективности  упряжки не проходит.   Правильный  ответ:   определившись с тем, какая сила от упряжки  требуется,  ограничиться таким количеством собак, самых сильных и выносливых, которых достаточно для всех участков  трудного пути.

     Т,о. общий ответ таков:   система должна обладать необходимой мощностью и лишь далее можно думать об ее эффективности,   мы должны прежде всего обеспечить количественный, а лишь затем максимизировать качественный показатель системы.

       Очевидно, такой подход  целесообразен применительно и к обществу.   Вначале мы должны позаботиться, чтобы хватило сил сделать что-то жизненно необходимое,  и  только когда их в избытке,  подумать о том, как сократить издержки.   Во время неожиданного нападения сильного врага  в ополченце  берут всех способных держать оружие,  но князь набирает в дружину на службу только самых сильных и ловких. Гуманизм по определению - это отказ от  рациональности в пользу сакральной  ценности – доброты.  Богатое общество может позволить себе большую гуманность, чем бедное.  А во времена голода каждый выживает как может,  и только  родители отказываются от своего последнего куска  хлеба в пользу детей.

      В технических информационно-энергетических устройствах, задачей которых является выделение сигнала из шума   с целью его обнаружения и измерения параметров,   используется разные приемы обработки сигналов.  Когда сигнал  достаточно сильный и его обнаружение производится надежно, то  в аппаратуре приемного устройства  устанавливается ограниченное количество узкополосных фильтров,  которые выделяют из шумов лишь главные, самые сильные гармоники сигнала.  Такая «усеченная  процедура обработки»  проще и требует меньших аппаратурных затрат ( дешевле).,   Но если сигнал слабый,  а  значимость его приема, и измерения его параметров, несущих информацию,  очень велика, то  применяются способы оптимальной фильтрации,  которые обеспечивают прием всех, даже очень слабых компонент сигнала.

        Так и в жизни,  есть усеченные процедуры действий, а есть  полномасштабные,  когда борьба дет за крохи энергии и информации.

 

         В технике оптимизация процедур обработки сигналов,   а соответственно минимизация аппаратурных (экономических)  затрат производится таким образом.  Например,  при создании фазированной антенной решетки,  используются лишь элементарные антенны  (они располагаются на краях  ФАР),  которые вырабатывают мощность в  3 – 10 раза меньшую, чем у самых мощных центральных элементов.  Это приводит к снижению ее предельной  мощности  в 1.5 –  2.5  раза,  что считается допустимым. Но при этом  обеспечивается надежность правильного приема в 10 -100 раз более высокая.  

       Применительно к обществу  данный вывод можно трактовать так:   имущественное социальное неравенство в 3 – 4 раза резко повышает социальную устойчивость системы

 (   с одной стороны большое неравенство создает в обществе большое социальное напряжение,  а с другой стороны  уравниловка  также создает напряжение,  которое проявляется в недовольстве наиболее  активных и одаренных,  претендующих на соответствующую их силе и вкладу в общее дело  вознаграждение).  Приблизительно такое  неравенство, отражаемое децильным коэффициентом,  и существует в странах развитого капитализма,  с высокой культурой социальных отношений.

 

      Но общество состоит не из зверей или  роботов, поступающих всегда рационально. 

      Однако дело даже не в этом.  В современном постиндустральном обществе  с развитыми  производительными силами, доля  физического труда  резко снизилась.  А интеллектуальным трудом могут заниматься даже инвалида и люди с ограниченными физическими возможностями.   Поэтому  весьма широкий слой людей способен быть полезным для общества.  

      Но тут надо иметь в виду еще один момент.  Ведь полезность определяется не тем объемом работы, который выполняет тот или иной работнике,  а  .еще и уровнем потребления.   Один  работник может выдавать малую производительность,  но при этом и мало потреблять, и т.о. приносить обществу пользу. А другой, напротив, много производить, но еще больше потреблять.  И т.о. второй работник может оказаться менее полезным, чем первый.  И в этом смысле можно перефразировать поговорку «мал золотник, да дорог»,  в  «не силен работник,  да  эффективен».

       А еще надо учитывать нацеленность человека на ту или иную форму деятельности.  Слабый человек инстинктивно  и по логике вещей тяготе к совместному коллективному труду,  и альтруизму.   Тогда как сильный - к эгоизму и индивидуализму.  И т.о. вклад в общественную  ноосферу у одного положительный, у другого отрицательный.

 

      Это и оправдывает  присутствие слабых людей в обществе.

      (Зачем человек держит в доме маленьких собачек?  Ведь не для того же, чтобы они их защищали?   Но для того, что они будят благородие чувство любви,  учат преданности. А любящий тебя человек, ограниченный в своих возможностях?   Но у каждого свой предел  психической  прочности и физических сил,  и не у каждого их хватает на доброту.)

         

 

        Дать слабому человеку самому выбрать объем трудовой нагрузки  и степени удовлетворения своих материальных потребностей более гуманно,  да и целесообразно,  чем  принуждать работать слабого человека по норме на износ. В принципе у каждого человека есть свой КПД,   когда он здоров и работает.  И если слабый  человек  меньше работает, но при этом и меньше получает зарплату, и соответственно меньше потребляет всех общественных ресурсов,   то  он имеет такое же право на существование, что и сильный      .(тут конечно надо учитывать все ресурсы,   в.т.ч. и пространственно-временные).     Поэтому к вопросу о принуждении,  как и удаления из социальной системы «слабых» следует подходить индивидуально.  В физической модели  общества этот вопрос решается так:  у всех субъектов  соотносятся  полезные  вырабатываемые мощности и энергетические затраты, определяется КПД.   Затем задается допустимый минимальный КПД, и все ЭЭ, у которых КПД ниже, удаляются из системы.     В технических системах это приходится делать из-за технических аппаратурных. В социальных  диктуют обстоятельства.  В критических условиях,  когда каждый боец должен быть универсальным и сильным,  например, в разведотряде,  физически слабому бойцу делать нечего,  сам пропадет и товарищей подведет.   А в затяжной войне каждый боец и труженик тыла,  кто готов работать и воевать,  питаться впроголодь, терпеть лишения и погибать за общее дело,  бесценен.

 

                                       

          Теоретически же целесообразно оставлять все ЭЭ,  вырабатывающие импульсы сил,  которые имеют положительную проекцию на выбранное полезное  направление действия. (это известно из теории обработки сигналов).   

     Теория обработки сигналов  подтверждает известную  житейскую истину – пользу может принести каждый, кто хочет работать.  К вопросу о лишних людях:   лишний не тот, кто мало работает,  а тот,  кто потребляет от общества  больше, чем                                                                                                                                               приносит ему пользы.    Такой же подход справедлив и при определении кто кого эксплуатирует:  хозяин работника, или работник хозяина?

Продолжение ...

Категория: Исторические процессы глазами инженера | Добавил: meshera (14/Дек/21)
Просмотров: 268 | Рейтинг: 0.0/0

- -


Яндекс.Метрика
Indiglo © 2017