Главная » Статьи » МЕТОДИКИ ОЦЕНКИ СОРТОВ ПЛОДОВЫХ ДЕРЕВЬЕВ

Часть первая
Часть 1

  Посвящается Петру Андреевичу Абакумову, моему отцу, политруку ВОВ, настоящему коммунисту, честному, прямому, мужественному и светлому Человеку, ровеснику Великой Октябрьской Социалистической революции, делу которой он посвятил жизнь. В мирное время был рабочим-сварщиком, активным общественником, профоргом, парторгом, народным контролером, награжден орденом Трудового Красного знамени, к 50-летнему юбилею Великого Октября.

  Прим. Более правильное и полное название статьи «Методики оценки качества сортов плодовых деревьев», поскольку именно качество сорта определяет, какой сорт лучше, и оценку его «уровня культуры», как в целом, так и по отдельным его параметрам. Ибо качественные параметры – относительные, и они позволяют сравнивать сорта в равных, «нормированных», условиях. (Даже, казалось бы, чисто количественные параметры сорта дерева, как «урожайность», тоже на самом деле качественные, поскольку надо их учитывать нормированными, на единицу площади сада, занимаемую деревом). Но ради сокращения названия это слово опускаем.

1. ВВЕДЕНИЕ

  Каждому хочется знать, какой сорт лучше, чтобы заполучить именно его в свой сад. А как оценить качество сорта? Обычно новички в садоводстве начинают выбор сорта с его вкуса плодов, о других параметрах они или не знают, или не думать не хотят. Хотя существуют еще множество параметров, важных и не очень, которые обязательно надо знать и учитывать при выборе сортов деревьев для своего сада, и особенно это необходимо для закладки северных садов - а это прочти вся Россия, в разной степени. И такой здесь главный, первичный параметр при выборе сорта – это его зимостойкость. (Общая и по 5-ти ее компонентам: максимальная морозостойкость в середине зимы; в ее начале; весной; устойчивость к оттепелям и весенним заморозкам, по цветкам и бутонам. Она выражается в 5-ти бальной системе, но об этом после. Еще существует характеристика «восстановительная способность», после подмерзаний.) Или, если не хотите вникать в тонкости, то хотя бы узнайте, районирован ли данный сорт в Вашей зоне, или в какой зоне он получен («выведен»), или какой селекционной школой, поскольку обычно все селекционеры создают сорта для своих зон, по принципу получения максимальных качественных параметров плодов при обеспечении достаточной зимостойкости в данной, своей, зоне. 
  И только потом можно думать о его вкусе, хотя надо также учитывать многие другие важные параметры сорта: питательную ценность плодов (их «состав», или удельное количество сахаров, витаминов и прочих важных компонентов); внешний вид плодов, параметр «привлекательность внешнего вида» (их окраска, степень румяности, форма плодов и ее правильность, кожура – блестящая или шершавая, наличие парши, одномерность), степень их иммунно устойчивости к парше; урожайность сорта (общую за всю жизнь дерева, за период испытаний, среднюю по годам, на одно дерево или единицу площади сада); скороплодность (до первых плодов или устойчивых значительных урожаев); лежкость плодов (в естественном хранении, в подвале или в холодильнике); сочность/суховатость. И многие другие, менее важные параметры или особенности сорта, например, одномерность созревания; степень осыпаемости плодов – или прочность их крепления; размер деревьев (естественной кроны или искусственно образованных, с помощью карликовых подвоев); форма и прочность естественной кроны, древесины, крепления ветвей и углы их отхождения, степень ее прореженности; засухоустойчивость; регулярность плодоношения. Даже параметры листа много говорят для профессионалов: их размеры, форма и цвет, плотность, длина черешка, их расположение на ветви, по окружности и величина расстоянии междоузлий; ибо лист – это мини деревце, и нем содержится вся генетика сорта, в том числе и в его зародышевом состоянии, в почке, на чем и основаны методы размножения с помощью прививки. 
  [А по цвету листьев, например, можно судить о происхождении родительских форм. Так, например, голубоватый оттенок говорит о происхождении родительских форм в краю, где мало яркого прямого света, а более присутствуют тепловые лучи и рассеянный свет (это имеет место у английских клоновых подвоев типа ММ 106, не зря Англию называют «голубой Альбион»). А красноватый оттенок листьев, как у Парадизки Будаговского и ее гибридов (типа знаменитых клоновых подвоев 54-118 и 62-396), наоборот, говорит о том, что их родина находится, скорее всего, где-то в горах, где много прямого ультрафиолетового света, который ими лучше воспринимается. Это мои домыслы, А. А.] А есть еще и такие «профессиональные» характеристики сорта, как «сбеженность» ветвей (степень их утончения к концам), состав плодовых образований (кольчаток, копьецов, плодовых почек) и их расположение на молодых и взрослых деревьях, (чем определяются и разные методы обрезки разных типов крон), и прочие подробности, от чего меня тоска заедает при чтении, в чем я ничего не понимаю, куда не хочу углубляться, и что оставим для профессионалов аграриев.

ххх

  Но вообще данный вопрос – определения правильной методики оценки сортов – гораздо важнее и сложнее, чем то, что требуется для начинающих садоводов, чтобы выбрать себе несколько хороших сортов саженцев в частный садик, (это не так уж трудно сделать по совету). И не для них, главным образом, я решил написать эту статью со своими размышлениями на эту тему, а для более увлечённых и любознательных садоводов, для которых сад – это скорее полигон для получения новых знаний о Природе и Жизни, и для удовлетворения своего любопытства (что, как считал Борис Стругацкий – есть главная цель Человека), чем просто место потребления вкусненького; для тех ненасытных сорто испытателей, которые проверяют их десятками и сотнями, в саженцах, но чаще в кронах своих много сортовых деревьев, прививая их черенками, ежегодно. Поскольку плодовое дерево и сад – это биообъекты, (биосистемы), подчиняющиеся тем же основным законам физики («естества»), что и все другие объекты Жизни, и моделируются они одними и теми же методами, а значит – и методики (подходы) их оценки схожие. И мне пришлось использовать все мои знания, в том числе и особенно инженера, и многие годы, чтобы прийти к данным мыслям и пониманию вопроса, особенно о том, как найти единый (интегральный, общий) показатель качества сорта, и как связать его с понятием «культура» сорта (и ее количественной оценкой с помощью параметра «культурность», введенного мною, см. статьи из серии «Физика культуры», на этом сайте).
  Этот вопрос – выбора методики оценки сортов – не чисто технический, как может показаться на первый взгляд новичку, а философский, концептуальный и «архиважный», ибо в нем зарыта вся суть культурного плодоводства, и от решения этого вопроса (выбора той или иной методики) – будет зависеть будущее садоводства и приоритетные направления его развития. Например, либо идти по первому пути - создания карликовых деревьев и интенсивных садов короткого жизненного цикла на их основе, при этом максимально искусственно улучшая агрофон, почвы и их содержание; либо следовать по второму - создания долговечных «монастырских» садов на базе сверх выносливых и зимостойких деревьев – гигантов, более приспособленных под бедные северные и скалистые почвы (см. далее прим. о Сусове В. И. и его методике оценки сортов и взглядах.). 
  Либо (второй пример) создавать плодовые деревья, (и сады на их основе), с упором на качество плодов (крупноплодных, нарядных, вкусных, витаминных, иммунно устойчивых к парше, лежких) при заведомом опускании планки зимостойкости до уровня разумной достаточности (с учетом сокращения продолжительности их жизненного цикла и ускоренной скороплодности, а также потепления климата), и только для данной зоны выведения (без запаса для других, более северных и восточных регионов России с более суровыми условиями). Либо проводить селекцию новых сортов с упором на повышенную зимостойкость (по всем 5-ти ее компонентам), и общую «эко устойчивость» (ко всем негативным факторам окружающей среды: температурной и влаго недостаточности, к насекомым вредителям, к нарушениям природного сезонного цикла и погодным выбросам, к бедным почвам и т. п.) и высокую урожайность. При умеренных требованиях к качествам плодов сортов (их размеру, внешнему виду, вкусу, сахаристости - сахарокислотному индексу, СКИ; витаминности, товарности, иммунной устойчивости к парше и пр.) Как, в частности, следует из методики Сусова В. И., и как делались многие сорта НИЗИСПК (ныне ВСТИСП).
Или, уже для промышленного садоводства, пойти по третьему пути – создания сортов с максимально выровненными параметрами, но не «отличниками», а твердыми «хорошистами», как это делают многие современные селекционеры (в частности, по такому принципу созданы многие сорта белорусской школы, типа сортов Вербное, Заславское).
Или пойти по четвертому пути, уже для чисто любительского садоводства, когда сорта упрощенно оцениваются только по двум параметрам - вкус и зимостойкость, не учитывая (даже не рассматривая) такие важные параметры, как урожайность, скороплодность, размер и внешний вид плодов, их витаминность, лежкость, иммунно устойчивость (поскольку все современные сорта достаточно урожайны, скороплодны, крупны и эффектны плодам, в меру устойчивы к парше - для любительских требований). Так делает Сусов В. И. в последнее время, при упрощенной первичной (ознакомительной) оценке сортов для садоводов-любителей.
  При выборе оптимальных сочетаний параметров сортов, соответствующих наиболее высокой «реальной культурности» (в моем определении) дерева сорта, для (условий) данной зоны и ухода – соблюдается гармоничный баланс между параметрами, отражающими количественную («силовую») «физическую» сторону жизнедеятельности дерева - его зимостойкости и урожайности, (вернее - удельной продуктивности, или интенсивности, А. А.) и качественной стороной сорта, отражающей, через параметры данной группы, полезность (для человека) плодовой продукции дерева, то есть, качества плодов: их размер, привлекательность внешнего вида, вкус, питательную ценность (содержание сахаров, витаминов и других полезных компонент), устойчивость к парше (степень иммунно устойчивости), лежкость (продолжительность периода потребления и хранения), товарность (процент плодов выше 100 г, пригодных для продажи). В этой гармоничности количественной составляющей сорта, «физической силы» сорта при его достаточной выносливости [урожайность при достаточной, надежной зимостойкости и засухоустойчивости, отражающая способность сорта к размножению (репродукции, генерации) в благоприятных условиях, летом и выживания в неблагоприятных, зимой (в морозы) и летом (в засухи)], и качественной составляющей плодовой продукции (отражающей «коэффициент полезного действия» произведенной плодовой продукции, по сути – это примерно «коэффициент товарности» плодовой массы) – и проявляется адаптация объекта Жизни (Природы, в лице плодового дерева) к условиям окружающей среды данной зоны. 
  [Прим. Аналогично «культура вкуса» плода проявляется в балансе между составляющими «сладкости», определяемой суммой сахаров в мякоти, и кислинки, определяемой суммой кислот. Заметим, что сахара отвечают за величину потенциальной энергии, накопленной в биомассе плода (и древесины), в фазах покоя, (остановки сокодвижения, в середине лета и зимой, то есть при t=Т/2 и t=Т); тогда как кислоты – за уровень активности – интенсивности - обменных процессов, в фазе активной жизнедеятельности (в фазах цикла t=1/2 Т и t=3/4 Т, примерно 5 июня и 5 сентября, где Т – период сезонного цикла, примерно и условно, в моей модели для зоны Подмосковья - от 20 апреля до 20 октября). Подобным образом они действуют и на человека – сахара дают ему калории энергии, а витамины и кислоты, в том числе аскорбиновая, витамин С – отвечают за активность организма.]
  В разных научных школах приняты разные методики оценки сортов. Пока не выработано единого мнения на этот счет, хотя садоводам ученым и практикам и так все понятно, были бы данные по сортам, а уж там у каждого опытного садовода свой подход и методика, (как у каждого физика есть своя теория происхождения мира.). (Эти данные и параметры, которые я перечислял выше, приводятся в серьезных книгах по садоводству, в частности, наиболее солидном издании последний лет, справочной энциклопедии по плодовым деревьям, выпущенной издательством орловского ВНИИСПК под руководством академика Седова Е. Н.). Нет и единого показателя качества сорта, в виде некоей магической цифры, которую можно было бы повесить на дерево, как табличку на грудь человеку, с указанием его физических и интеллектуальных параметров (типа ай-кью). Тем не менее, люди продолжают попытки формализовать оценку и качества сортов, и качества самих людей. Например, В. И. Сусов (ТХСА) новаторски ввел (в 1980-90-е годы) в обращение таблицы сортов, с указанием уровня параметров в цифровом виде, по 5-ти бальной системе (подробнее см. далее в статье). В школах страны чиновники старательно вводят, по американскому образцу, формализованные системы оценки знаний, через ублюдочную систему ЕГЭ. 
  Я тоже попытался, в данной статье, предложить свою математическую систему (методику) интегральной оценки качества сорта, через ряд основных параметров, представленных по 5-ти бальной системе, в некотором роде усовершенствовав систему Сусова, но, при этом, принципиально ее переработав. Так что в итоге оценки по моей системе будут в корне отличаться от оценок Сусова, тех же сортов, с указанными для них параметрами (можете пересчитать по ней показатели для сортов из таблиц Сусова, с целью получить итоговую бальную оценку сортов). Моя методика дается в порядке обсуждения, я ни на что не претендую, ни на какие «авторские права» - просто хочу поделиться мыслями со специалистами, в надежде, что ряд моих суждений, «свежей головы», может оказаться практически полезным. 
  В этой методике и данной работе я опирался на свои предыдущие работы, последних трех лет, касающиеся определений понятия «культуры» сорта (качественная характеристика) и «культурности» (это количественная характеристика «уровня культуры» /сокращенно Ук/, величина, или мера «культуры»). 

2. МЕТОДИКИ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА СОРТА, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ РАЗЛИЧНЫМИ НАУЧНЫМИ ШКОЛАМИ И УЧЕНЫМИ

  В наиболее солидных литературных источниках (например, ВНИИСПК, ЦГЛ, ВСТИСП) авторы используют следующий вид описаний, служащий для оценки сортов. Указываются название сорта, срок его созревания (летний, осенний зимний, или промежуточные, типа летне-осенний, поздне-летний – ранне-осенний); его родительские формы, авторы, научное учреждение, где сорт получен. Затем приводятся основные характеристики (параметры) плодов сорта: их размер, форма, окраска, степень одномерности, прочности крепления на ветвях, дается оценка (привлекательности) внешнего вида, (в баллах по 5-ти бальной системе). Приводится характеристика вкуса, его особенности, аромат, относительный баланс сахаров и кислот (сахарокислотный индекс, СКИ), общая оценка вкуса, тоже по 5-ти бальной системе. Указывается консистенция мякоти (сочная, твердая, суховатая, рыхлая, крупно- или мелко зернистая), ее цвет (зеленоватая, белая, желтоватая, розовая). Содержание отдельных компонент: сахаров, витаминов (С, Р, В), биологически активных веществ. Размер семенных камер и семечек, наличие каменистых клеток (особенно для груш). Отделяется ли косточка (очень важный параметр для косточковых видов плодовых). Даются «особые приметы» и предназначение сорта (столовый, десертный, для соков, для технической переработки). Срок хранения плодов – в обычных подвалах или в холодильниках, или срок потребления в состоянии зрелости; устойчивость к плодовой гнили, «загару», высыханию и пр., отражаемые параметром «лежкость». Устойчивость плодов к парше разных рас, а также к наиболее опасным болезням и вредителям (у разных видом плодовых они разные). Иногда указываются товарные качества плодов (обычно – только процент выхода годной продукции размером более 100 г, или продукции первого и второго сорта в общем урожае.). Еще реже – обычно в специальных статьях – приводятся экономические показатели и оценки: данные о хозяйственной рентабельности сорта, в определенной зоне или в отдельных крупных плодовых хозяйствах.
  Далее указываются характеристики дерева сорта: его урожайность (средняя по годам, на молодом или взрослом дереве, за определенный период лет, до определенного возраста, суммарная за весь активный период жизни в саду). Скороплодность, скорость нарастания урожаев. Размер и форма естественной кроны (пониклая, вазообразная, округлая, пирамидальная и пр.), ее качество (нужны компактность, прореженность, тупые углы отхождения ветвей), типы и расположение плодовых образований на ветках и в объеме кроны (плодовые почки, плодушки, кольчатки, копьеца), определяющие методы обрезок дерева (формирующей, прореживающей, омолаживающей, регулирующей плодоношение и рост дерева, санитарной). Иногда указываются лучшие сорта опылители или рекомендуемые схемы посадки, с учетом мест сортов опылителей. Также важно указать оптимальные типы подвоев и подвойно-привойных комбинаций для сорта, в определенной зоне.
  Отмечается общая зимостойкость («скелетообразователь» - означает «очень высокая», далее по ниспадающей: высокая, хорошая, достаточная, средняя, выше-ниже средней, удовлетворительная, низкая, прививать только в крону для данной зоны и т. п.). Иногда приводится также морозостойкость (в середине зимы), устойчивость цветков к весенним заморозкам, (или даже зимостойкость по всем 5-ти ее компонентам, по методике профессора НИЗИСНП Кичины), восстановительная способность. Указываются зоны распространения и/или районирования (ЦР, ЦЧР, НЧЗ, Поволжье, Прибалтика, Южный Урал, Сибирь и т. п.). 
  В заключение в качестве выводов кратко даются основные достоинства сорта и его недостатки, а также даются рекомендации по его распространению и о перспективности.  
Отдельно надо сказать о Сусове В. И., многолетнем руководителе Мичуринского сада ТХСА (простите, не люблю безликое название МСХА, с неудобной длинной добавкой им. Тимирязева, поэтому оставлю за собой право называть ее по старинке ТХСА, тем более что сам всю жизнь прожил в этом районе Москвы, Тимирязевском), которого хорошо и давно знаю (более 20 лет), считаю своим учителем (одним из) и очень уважаю, за его высокий вклад в Подмосковное (прежде всего, но не только, и всей страны тоже) любительское садоводство. И рассказать о предложенной и используемой им своеобразной, оригинальной «цифровой» методике оценки сортов.

3. О СУСОВЕ В. И. И ЕГО АРИФМЕТИЧЕСКОЙ МЕТОДИКЕ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА СОРТА, ПО СУММЕ БАЛЛОВ, НАБРАННЫХ ОТДЕЛЬНЫМИ ПАРАМЕТРАМИ

   Мой «шеф» и учитель в садоводстве, кем могу называть уважаемого Владимира Ивановича Сусова, написал к 1993 году, когда мы с ним познакомились, свою главную книгу жизни «Повышение урожайности и зимостойкости плодовых деревьев». (С ним знаком уже более 20 лет, а книги его проштудировал многократно, в том числе таблицы сортов разных плодовых культур, с их параметрами - в численном формализованном виде, с четырехцветными шариковыми ручками: красный цвет подчёркивания обозначал отличные, 5 бальные оценки, зеленый – хорошие, синий – средние, черный – плохие. Эти книги, которые поначалу он раздавал бесплатно, я распространял среди садоводов-любителей, а одна из них, с дарственной надписью и добрыми пожеланиями, хранится у меня на память, как реликвия, и всегда под рукой, как первый справочник.) 
  Главное направление научной деятельности В. И. Сусова, и тема его диссертации посвящались адаптации плодовых деревьев к нашему северному климату. [Не удивляйтесь слову «северный», так как реально в нашей зоне проходит (находится) северная граница практического (и рентабельного) садоводства, даже для самых выносливых к тепловому режиму плодовых культур: по зимним сортам яблони, по груше (осенних сортов, хорошие зимние здесь уже не растут, или не раскрывают своих потенциальных возможностей по качеству плодов), сливе, вишне, тем боле абрикосу, винограду.] Он занимался много практической работой по выявлению наиболее зимостойких сортов и определению уровня зимостойкости всех, наиболее интересных сортов своего времени, более менее пригодных к использованию в своей зоне, Московской области. А также теоретической работой, обосновывая создание многоэтажных зимостойких деревьев с использованием скелето - и штамбообразователей, где менее зимостойкие сорта прививаются в крону высокозимостойких. 
  В области оценки зимостойкости сортов плодовых деревьев для своей зоны – Подмосковья – он большой авторитет у местных садоводов, и даже порой оценивает этот параметр слишком строго. (Хотя в части вкусовых оценок и общей оценки сорта с ним можно иногда поспорить, но это уже дело довольно субъективное, особенно в любительском садоводстве, где каждый сам решает, какой весовой коэффициент значимости подставить каждому из параметров, указанных в таблицах Сусова, которые он просто арифметически суммирует, для получения итоговой оценки).  
  Много внимания В. И. Сусов уделял популяризаторству любительского садоводства и оказывал всемерную помощь садоводам-любителям и энтузиастам в освоении этого полезного дела, внедрении новых и разнообразных сортов, продолжая дело В. И. Мичурина. Организовал курсы теоретического и практического обучения садоводов при Мичуринском саду ТХСА, где проработал более 40 лет. Для облегчения усвоения большого количества информации по многочисленным сортам садовых культур и ускорения их практического внедрения, он ввел в обращение свои знаменитые таблицы сортов. В которых он, в сжатом формализованном цифровом виде, (в баллах, по 5-ти бальной системе), приводил основные параметры сортов - начиная всегда с зимостойкости, затем приводил урожайность, скороплодность, размер, вкус, устойчивость к парше, устойчивость к болезням и вредителям (клещу по яблоне), а также срок потребления (фактически – лежкость) и окраску, которые в баллах не оценивал, и, в значительной мере, правильно делал. По сумме набранных баллов оценивался каждый сорт, и определялось его место в иерархии (месте расположения) по данному виду садовой культуры, и для каждого срока созревания (летний, осенний, зимний), в соответствующей таблице. Таким образом он «сжимал» информацию, которая занимала место толстой неудобоваримой книги, до тонкой брошюрки с таблицами, и выделенными потом в прилагаемом описании лучшими сортами, по каждому из параметров. (В последствии, в своих следующих книгах, а также в сокращенных таблицах параметров сортов, приводимых ежегодно в качестве справочной информации при продаже черенков, он свел количество наиболее важных, оцениваемых в баллах, параметров до 4: зимостойкость, размер/масса, вкус, устойчивость к парше, а также указывал цвет плодов, буквами, но в баллах он, как и параметр «привлекательность внешнего вида», не оценивался. А в последней нашей беседе, по телефону, он кратко характеризовал неизвестные мне новые сорта всего только по двум параметрам: зимостойкость и вкус плодов.) В этом заключалась суть предложенной им «арифметической» методики определения ценности сортов. И о ней поговорим более основательно, чуть далее по тексту.
Такое математическое упрощенное описание сортов, хотя и имевшее свои большие недостатки, связанные с потерей массы важной информации, о чем скажу позже, (и отдельно в статье о нем, которую давно задумал и почти написал, но не закончил) – давало большое преимущество, (в скорости усвоения и распространения материала), и толчок в развитии любительского садоводства страны, и было первым шагом к моделированию плодовых деревьев, (чем я позже и увлекся). Более того, дремлющий в Сусове нереализованный инженерный ум проявил себя и в других его начинаниях и предложениях, в том числе и ставшими изобретениями. Например, использования кронообразователя для повышения зимостойкости дерева; оголения корней перед зимой (для их закалки - с последующей закопкой) для усиления оттока ассимилянтов и повышения в итоге зимостойкости кроны; использования зимостойкого штамбообразователя вместо скелетообразователя, что резко упрощало конструирование (формирование) кроны дерева. И, наконец, в его «эпохальном» предложении, в последней его книге, (2012 г выпуска), по созданию «вечных» огромных деревьев, на четырех «ногах» - стволах, каждая со своей корневой системой, и соединенные прививками в общий ствол.
   (Прим. Идея такого «вечного» дерева-гиганта была подхвачена у его учителя, Анзина, профессора ТХСА в довоенные и послевоенные годы, который на своем садовом участке проводил подобные эксперименты. Он сажал четыре семечка квадратом, на определенном расстоянии, а затем, когда они вырастали в сильные подвои, выбирал наиболее сильное растение и прививал к нему культурный сорт. Такой подход гарантировал наилучшую адаптацию к почвенным условиям, выбор наиболее здорового семечка, и тем обеспечивался наибольший запас сил растения в юном возрасте – залог будущей его мощи и долголетия. Сусов пошел дальше и усовершенствовал эту идею тем, что оставил все четыре растения, связав их в одно, в единые штамб и крону.)
  Честно говоря, (не желая обидеть уважаемого и залуженного ученого, но истины ради), и о чем должен открыто заявить, я резко негативно отношусь к этим его идеям, из-за их непрактичности и малой эффективности, одних, (типа использования кронообразователей, и тем более осеннего подкапывания корней), либо, еще хуже – «вредоносности», других (вроде предложения использования штамбообразователей вместо скелетообразователей или, особенно, отказа от использования карликовых деревьев и рекомендации выращивания супер гигантских плодовых деревьев долгожителей). На двух последних идеях остановимся чуть подробнее.

ххх

  Переход на штамбообразователи вместо скелетообразователей, что предлагает сделать Владимир Иванович, для упрощения процесса формирования зимостойкого дерева, считаю неправильным по следующим причинам. Во-первых, в этом случае, когда осуществляется прививка длинного черенка культурного сорта, на 5-6 почек сразу, ветки будущей кроны, образующиеся из почек – будут идти снопом (веником), под острыми углами к штамбу, особенно верхних веток (что считается большим недостатком конструкции, поскольку ослабляет прочность крепления ветвей). И притом, во вторых, они отходят почти из одного места на штамбе, без положенного интервала между ними по длине штамба (не менее 5-10 см между соседними скелетными ветвями, для одного, первого яруса, и 30-40 см – до нижней ветви второго яруса), что тоже ослабляет дерево. В-третьих, такие длинные черенки очень плохо прививаются, (что хорошо известно из практики всем опытным садоводам, я обычно делаю вообще только на две почки), поскольку «сила» приживления пропорциональна длине окружности камбия в сечении прививки, и обратно пропорциональна массе приживляемого черенка и количеству почек на нем (!). В-четвертых, реально трудно найти такие качественные черенки, где было бы по 5-6 живых почек кряду, и потребуется гораздо больше прививочного материала (длинных веток), чем для обычных прививок на 2-3 почки; но даже если и найти такие отличные ветки, и они приживутся, то вероятность того, что проснутся все почки и пойдут сильными ветвями – ничтожна.
В-пятых, как признает сам Сусов, штамбообразователи по зимостойкости все равно полностью не равноценны «честным» скелетообразователям, (а дают только около 80% от их выигрыша по повышению зимостойкости, по сравнению с обычными деревьями культурного сорта недостаточной зимостойкости). А происходит это, в основном, по причине того, что подмерзания (слабозимостойких) деревьев происходит в местах отхождения ветвей или почек, а в данном случае – использования штамбообразователя, почки культурного сорта находятся прямо на стволе штамба; в то время как у нормального скелетообразователя почки прививаемых черенков находятся, по правилам, на расстоянии не менее 20 см от штамба, так что основы скелетных ветвей состоят из зимостойкого сорта скелетообразователя и не повреждаются морозами. В-шестых, деревья, сформированные на скелетообразователях, допускают исправления, на следующий год – то есть повторную прививку в ветвь замещения, которая образовалась вместо привитой ветки, в случае гибели прививки (а такое бывает довольно часто, в среднем в 30-40% случаев, у меня). Кроме того, таких прививок, на хорошо сформированном, «пышном» скелетообразователе, достаточно сильном и многолетнем (в возрасте 3-5 лет) – можно сделать сразу несколько, для подстраховки, а потом оставить только привитые ветви, (именно так я делаю свои многосортовые деревья). В случае же частичной гибели почек длинного черенка, прививаемого в штамбообразователь – дерево уродуется изначально, и восстанавливать ее правильную (скорее – приемлемую) форму, в более высоких ярусах, будет уже крайне затруднительно, или невозможно. В-седьмых, поднятие кроны сразу на высоту штамба, величиной 120 см, (где Сусов рекомендует прививать черенок культурного сорта), сильно ослабляет общую жизнестойкость дерева, (поскольку коэффициент «жизненной силы», по моей «теории», падает с высотой дерева обратно пропорционально удвоенной высоте дерева). А значит, (по закону сохранения энергии), неизбежно падает и продуктивность (удельная урожайность) такого дерева, и, к тому же, его восстановительная (после подмерзаний) способность. А ведь высокая урожайность – конечная цель садоводства, и сам Сусов ставит ее в паре вместе с зимостойкостью. Получается – «за что боролись, на то и напоролись». Резюме. Идея такого «упрощения» скелетообразователя (до штамбообразователя) не правильна и не целесообразна, ибо приводит к большой потере качества дерева. (А на языке моей физической модели «культуры», которую я разработал, эта идея низкокачественная, недоразвитая, малокультурная. См. мою работу «Физика культуры».)

ххх

  В последнем случае (непризнания карликовых деревьев, популяризации крупномерных деревьев-гигантов и, в принципе, отказе от идеи интенсификации садоводства), проявляется его полное непонимание (или неприятие) тенденций современной жизни, стремящейся к интенсификации, в том числе и садоводства, и попытка повернуть время вспять, поставить все «с ног на голову». Это губительная мировоззренческая ошибка, в жизненной философии, от непонимания «физики» Жизни, (естественных законов развития, что она есть, в конечной цели - качественное улучшение, а не количественный рост, хотя обе эти фазы циклического развития существуют в неразрывной связи и постоянно меняются на каждом цикле, /если это много цикличное развитие, как, например, у многолетнего дерева в ежегодном цикле, хотя, заметим, есть и однократный «пожизненный» цикл, дерева, как и любого другого объекта Жизни/, но, при этом, фаза количественного развития /роста/ первична, а качественного /созревания/ вторична и конечна, на цикле). Непонимания того, что сейчас (на данной фазе /первичной, роста/, однократного цикла, уже ее исторического развития, для земной цивилизации) смысл Жизни (в лице ее отдельных элементов) не в том, чтобы дольше жить, а в том, чтобы ярче гореть (при этом, естественно, быстрее сгорая, максимально интенсивно, пусть не эффективно, но передавая эстафету другим, которые доживут за них в общей эко системе, «потоке Жизни»); то есть в ее безграничной интенсификации, (постепенно переходящей к ограниченной по величине, максимально возможной, «потенциальной», по мере объективного торможения развития по мере его «насыщения», из-за наступающего исчерпания ресурсов экстенсивного развития). 
  Хотя, как показывает моя «теория культуры», понятие «культура» дерева включает обе эти его характеристики: и интенсивность сорта, и продолжительность активной жизни дерева (выраженная в циклах), отражающей его экономичность функционирования; а на отдельных фазах цикла его развития, (годового или жизненного), или в зависимости от обеспеченности физическими ресурсами, важнее то одно, то другое. А параметр «культурность» (количественная мера «культуры») есть произведение интенсивности сорта на его выносливость (общую, или обобщенный параметр «эко устойчивость», для данных условий). Но пока молодая Жизнь на земле проходит первичную фазу, количественного накопления, интенсивного роста (ибо ресурсы еще не исчерпаны основательно), и потому на первом месте стоит «производительность труда», или интенсивность Жизни, во всех ее проявлениях, будь то развитие садоводства или человеческого общества (в нынешних условиях рыночной экономики). 
  Это понимал В. И. Ленин и имел в виду, когда говорил, что «Победит тот строй, (экономическая система, социалистическая или капиталистическая, А. А.), который покажет большую производительность труда»; а не общую эффективность, заметим, отражаемую понятием «культура», куда входит также и параметр «экономичность», ибо человека (как основной исторический ресурс общества) и людской труд тогда не берегли («бабы еще нарожают», говорил Троцкий). Когда же победит коммунизм, как общественная система, (а это произойдет неизбежно по мере исчерпания «природных» ресурсов для рыночного экстенсивного развития), то неизбежно начнут ценить и трудовые ресурсы, и человека. (Да и сами природные ресурсы, в целом, и перестанут клепать дешевые разовые вещи, некачественные, из пластика, содержащие вредные компоненты, губящие Природу и т. п. Количественное «простое», развитие, экстенсивное, вширь, перестанет довлеть над подлинным, качественным «сложным» развитием, вглубь.). Только тогда начнется борьба за долголетие, и Человека, и дерева, и Природы.
  Аналогично, в садоводстве – все более будут ценить продолжительность жизни садов и повышения качества деревьев сорта - по параметру «возрастная выносливость», «продолжительность активной жизни», (позволяющее экономить труд по пересадке и возобновлению сада); при том, что будут ценить больше и качество самой плодовой продукции – в частности, размеров плодов, (помимо их общей пищевой полезности), для сбережения труда при сборе, как самой трудоемкой операции по эксплуатации сада, да и при хранении, переработке и потреблении тоже; а также и лежкость плодов, увеличивающая сроки потребления и его эффективность. И тогда количественная компонента культуры (культурности) сорта (интенсивность, удельная урожайность, продуктивность) и качественная ее компонента (выносливость, продолжительность активной жизни, или «долгожитие», долговечность дерева, а также качество плодов – их размер, общая питательная ценность, лежкость, товарность, отражаемые интегральным параметром «удельная полезность» общей плодовой массы урожая) – будут оптимально сбалансированы, а это и есть проявление максимальной «культуры» сорта (когда параметр «культурность» достигает максимума).

ххх

  Весь современный садоводческий мир (в лице селекционеров) стремится уменьшать размеры деревьев, тем достигая повышения их удельной эффективности, при одновременном увеличении количества деревьев на единицу площади в системе «сад», то есть всемерно переходят все более к системным подходам к садоводству, (с оценкой всего сада с единицы площади), а не оценки отдельного дерева. Для этого (уменьшения размеров дерева и ускорения процессов генерации в нем) используют, в частности, и клоновые карликовые подвои, обладающие повышенной плотностью корней, (при одновременном увеличении насыщенности почвы питанием, меняя «северную» бедную природу «под себя», улучшая ее), и благодаря этому обеспечивают повышенную интенсивность жизнедеятельности дерева. В. И. Сусов все делает с точностью «до наоборот»: он увеличивает предельно размер корневой системы, адаптируя ее под бедные северные (или гористые) почвы, и тем достигает максимальных размеров дерева, и, как следствие, его наибольшей выносливости (и восстановительной способности) за счет накопленного запаса массо-энергетических ресурсов (для) его жизнедеятельности, а также морозостойкости, за счет отрыва от приземного морозобойного слоя воздуха.
  Да, вроде бы все верно, по части повышения выносливости (куда входит и зимостойкость, как главная ее составляющая) дерева, как одной из двух компонент его «культурности». (См. мои работы из серии «Физика культуры плодового дерева»). Но вот со второй компонентой «культурности», параметром «продуктивность» (всегда удельная, подразумевается, то есть урожайность на единицу площади и в единицу времени) – все обстоит в обратной зависимости. Она (продуктивность), а значит, и эффективность всего дерева в саду, резко падает с увеличением его размеров. Как показывает даже упрощенное моделирование, продуктивность (П) дерева падает, с увеличением его высоты (Н), как минимум обратно пропорционально его высоте (то есть П=1/Н), (если даже учитывать, что значительная часть влаги и питания поступает из атмосферы, а не только из земли). А в модели, где предполагается получение всего питания и влаги из земли, (которую я использовал до сих пор в своих работах) продуктивность (П) падает в зависимости аж обратной удвоенной высоте (Н) дерева! (То есть П = 1/2 Н).
  Таким образом, в результате, общая «культурность» (введенный мною параметр для количественной оценки «культуры», «уровень культуры» дерева Укд), равная произведению его выносливости (зимостойкости, в первую очередь) на урожайность (точнее, продуктивность) будет резко уменьшаться, с увеличением размера дерева. А ведь Сусов ставит оба этих параметра на равную ступень, хотя и в последовательности от зимостойкости до урожайности, (ибо без второй нет смысла в первой). [Прим. Заметим, забегая вперед, что параметр «культура» для дерева сорта («культура дерева»), и для самого сорта, (то есть «культура сорта») – принципиально разные, второе понятие много шире, и учитывает, кроме параметров дерева – продуктивности (урожайности) и выносливости (зимостойкости), еще и качество плодовой продукции сорта, по многим входящим параметрам. См. далее раздел с описанием моей предложенной методики.]
  Более того, ухудшится и качество таких плодов, поскольку они растут в худших условиях: на большей высоте, (и при больших внутренних потерях, то есть непроизводительных затратах, в дереве), да еще и при худшей освещенности большинства из них, из-за громоздкости кроны (на теневой и в глубинных ее частях). В итоге, здесь теряется качество дерева в двух смыслах: во-первых, падает его удельная продуктивность, а во-вторых – товарность и товарный выход (эквивалент «удельной полезности») плодовой продукции. Другими словами, количество (рост размеров дерева и абсолютная его урожайность, в расчете на одно дерево) разменивается на качество (его продукции, или уменьшение ее «полезности», а также «кпд» использования первичных физических ресурсов - массо-энергетических и пространственно-временных, в технических аналогиях, и вторичных – человеческих, связанных с большей трудоемкостью ухода); а приращение выносливости (и ее проявление в долговечности), как одной из двух составляющих «культурности» - достигается ценой много большей потери в «полезной продуктивности» и «удельной полезности» (последняя измеряется неким коэффициентом - типа КПД или процента товарности сорта, хотя это не одно и тоже - на который надо множить общую урожайную массу плодов, чтобы оценить ее объективную ценность для «человечества»). Таким образом, повторяемся, «культурность» такого гигантского дерева резко падает против малорослых, но гораздо более эффективных деревьев.
  А если сказать конкретно, о последнем примере с гигантскими многолетними деревьями «о четырех ногах», да к тому же одно сортовыми, то можете ли Вы себе представить такого не удаляемого (раскорчевать чего стоит) монстра на маленьком садовом участке в 6 соток? Да и в большом саду вряд ли его стоит применять, контролировать его очень трудно: плоды достать и собрать вовремя (в пике формы) очень тяжело, почти невозможно, обработать химией тоже, раскорчевать архитрудно, перепривить другими сортами – нецелесообразно (по концам веток – бесполезно); да и использовать в таких долговечных деревьях надо только самые зимостойкие сорта – а их, с хорошими плодами – вкусными, крупными, иммунно устойчивыми – практически нет. Для чего такие сажать? Разве что как биологический памятник, в роли пирамиды Хеопса, своему эгоизму, лишая детей пространства для собственной жизни и ошибок. Нет, я все же решительный противник гигантомании и сторонник интенсификации Жизни, (в пространстве и времени), при одновременном повышении качества плодовой продукции, (определяемого коэффициентами «товарности», «полезной продуктивности» или, самым обобщенным - «удельной полезности»), что и есть подлинное «развитие», (или повышение «культуры», что одно и то же, по определению). Применительно к садоводству – это использование карликовых деревьев, (разной дозволительной степени, в зависимости от ограничений условий данной зоны), а далее еще и многосортовых, даже в кроне карликов. Особенно многосортовые деревья целесообразны в северных регионах, где они одновременно решают задачу повышения зимостойкости, благодаря правильному подбору сортов скелетообразователей (тоже вкусных и ценных по плодам) и прививаемых сортов по этажам дерева (с уменьшением их зимостойкости по мере повышения места прививок в кроне), при том, что многократно расширяют ассортимент используемых лучших сортов, прививаемых в кроне.

ххх

  Но главное его научное достижение жизни Сусова, на мой взгляд, заключается в том, что он вплотную подошел, как видно из названия его приведенной книги, (интуитивно теоретически и одновременно практически), к определению главного интегрального показателя (качества, А. А.) дерева сорта, или его основной характеристики – того, что называется (туманным пока, качественным) понятием «культура» плодового дерева. И понял, что «культура» (плодового) дерева отражается количественно, в основном, суммой двух главных параметров: зимостойкости (как главного фактора, определяющего его надежность жизнедеятельности) и урожайности (общей, за период активной жизни, но более точно – продуктивности на единицу площади сада в единицу времени, или – удельной продуктивности. А.А.). [А в последней нашей беседе, уже по телефону, два года назад, он уже определял основной показатель качества сорта как только две цифры, записываемые через дробь: зимостойкость (в баллах, по 5-бальной шкале) и вкус плодов (тоже в баллах, по 5 бальной шкале от наилучших). Тогда я быстренько узнал ключевые параметры нескольких десятков сортов, новых или неизвестных мне. Здесь он ушел еще дальше, в своей методике оценки ценности (качества) сорта, годной уже только для любительских садов. (Для промышленных садов более важна количественная характеристика урожайности, по плодам, при их удовлетворительном заданном качестве.]
  Я тоже, в последние три года, мучительно искал способ физического определения понятия «культура» для всех объектов/субъектов Жизни, в том числе плодового дерева, и нашел (пусть для себя) четкий ответы на этот вопрос, и дал целую серию определений понятия «культура» в разных областях жизни (около 40), с физической точки зрения, а также способы количественной оценки этой самой «культуры», или ее степени, уровня (у объекта Жизни), назвав этот параметр «уровень культуры Ук», или, сокращенно – «культурность». (См. мои последние работы из серии «Физика культуры» на сайте).
  На базе этой теоретической проработки вопроса позволю себе, (просто обязан, ибо эти, вроде бы чисто методические, «неточности» приводят к принципиальным, не просто количественным, но качественным ошибкам в оценках сортов, данным Сусовым), несколько подкорректировать своего учителя в садоводстве, (помимо того, что уже сделал чуть выше, в примечаниях в скобках, отмеченных А. А.). 
  А) Во-первых, при определении уровня культуры сорта (параметра «культурность») сорта плодового дерева более правильно (принципиально!) надо брать не сумму данных параметров: выносливости, (в ее главном проявлении – зимостойкости), и урожайности, (а лучше и вернее, в усредненной по годам удельной продуктивности), а их произведение, (каждого параметра в баллах, от максимально возможных этих показателей среди сортов). Такой итоговый параметр, выраженный через произведение данных двух основных параметров, будет значительно точнее отражать, при сравнении двух сортов, их реальную разницу, и особенно при неравномерности этих параметров, (когда один намного больше другого, например, один равен 5 б, а второй – только 3б). Проверьте, и сами убедитесь. И сравним это со случаем сорта, у которого оба параметра выровнены и равны по 4 б. Тогда в обоих случаев «культурность» по сумме параметров будет равна, по 8 б, а при расчете параметра «культурность» как произведения (зимостойкости на урожайность), первый окажется явно хуже второго (15 баллов против 16-ти.) На самом же деле разница между ними будет еще больше - в пользу сорта с выровненными хорошими параметрами, ибо, по пословице, «где тонко, там и рвется», и если хоть один параметр явно неудовлетворителен, то и сорт такой не нужен. (Например, если зимостойкость недостаточна, менее 3,5 б для данных условий, сорт просто погибнет, и никакая избыточная обильная урожайность его не спасет, ибо спасать будет уже некого. И наоборот, если сорт высоко зимостойкий, но совсем не хочет активно плодоносить, то он тоже не нужен.) 
  Таким образом, помимо произведения этих двух главных параметров, участвующих в образовании параметра «культурность» сорта, надо учитывать и «пороговый» эффект применимости, то есть влияние существования нижнего «порога» параметра (нижнего его допустимого значения). И пользоваться указанной формулой для определения «культурности» можно лишь с параметрами, находящимися в допустимых пределах, для использования сорта. (Подобно тому, как не допускаются в ВУЗ ученики, получившие хотя бы по одному предмету единицу или двойку, а нужна хотя бы тройка с минусом, чтобы пошли в зачет все остальные, даже самые выдающиеся, баллы за другие предметы).
Эта поправка (желательная замена суммы параметров на их произведение) принципиальная, а не техническая, как может показаться поначалу, как и я когда-то думал. (Мол, можно научиться и привыкнуть пользоваться суммой показателей, или вообще оценивать их по отдельности, лишь бы они были указаны, а все остальное додумывать, соответственно опыту. Как до сих пор вполне успешно и делалось опытными садоводами, ибо главная информация, о зимостойкости и урожайности – в баллах, была предоставлена, авторами и испытателями сорта). Именно она, (вместе со второй методической ошибкой, не учета коррелированности параметров, о чем скажем ниже), привила к таким неправильным выводам, что мелкоплодные, но урожайные и выносливые (зимостойкие, устойчивые к парше, болезням и вредителям) сорта, как китайка Долго, оказались у него на первых местах, выше более культурных сортов. (Которыми, даже в известном принятом понимании – считают просто крупноплодные и вкусные сорта).
  Ведь если бы для общей оценки использовалось произведение параметров, то уже по этой причине сорт, у которого в графе «масса/размер плода» стояла бы единица (как у Долго, в таблице Сусова, а я ей бы поставил всего 0,5 б), сразу бы потерял шансы в борьбе за лидерство с крупноплодными сортами, у которых в этой графе оценки 4-5,5 (5+ - такая оценка тоже есть у Сусова и меня).
   Б) Другая, не менее принципиально важная, тоже методическая, ошибка Сусова заключается в том, что он не учитывает корреляцию (внутреннюю связь) многих параметров, так что получается, что он учитывает их, частично, дважды-трижды. Например, такие параметры, как урожайность, скороплодность, нерегулярность плодоношения – входят в один общий параметр «удельная продуктивность» (или средняя по годам урожайность на единицу площади, что одно и то же). Качество плодов – крупноплодность, нарядность, вкус, лежкость, товарность, (в итоге это «удельная полезность», которую можно оценить даже в деньгах, введенный мной новый параметр качества плодов) – все это тоже параметры, определяющие «полезную урожайность» (можно ввести и такой параметр). И даже такой параметр, как «качество естественной кроны» (отражающий степень ее компактности, умеренной прореженности, прочности, тупых углов отхождения ветвей) тоже косвенно входит в параметр урожайность/продуктивность сорта, поскольку влияет на ее эффективность, снижая относительную долю ее внутренних потерь. С другой стороны, такие параметры эко выносливости (которую все более принято обобщенно учитывать для сорта), как зимостойкость и засухоустойчивость – по физическому смыслу одинаковы (в моей модели), только один отражает выносливость к зимним стрессам (к недостатку тепла), а другой (к летним – недостатку влаги). К параметру «общая эко выносливость», в косвенной форме, относятся также и такие параметры, как «экоустойчивость», или устойчивость к различным болезням и вредителям, (парше, мучнистой росе, медянице, клещу и прочим). Поэтому считать их сумму, или, тем более, произведение неправильно, ибо приводит к большой ошибке при сравнении.
  Правильным является, при определении общего параметра качеств дерева сорта, перемножение его параметров, но только независимых. А таких независимых (ортогональных, как оси ординат) параметров, по сути, только два, вокруг которых группируются все остальные параметры. Первый параметр – это (удельная) продуктивность сорта, измеряемая в количестве производимой «полезности» (плодовой продукции, с учетом ее ценности для Человека, который определяет критерии ее полезности). Практически это «интенсивность» сорта И, но только взятая в «полезной» ее части (параметр И пол). Второй параметр – это обобщенная «эко выносливость» сорта. Куда входят зимостойкость, засухоустойчивость, долговечность, устойчивость к болезням, грибковым заболеваниям (расам парши). Произведение продуктивности (Пр) на эко выносливость (Вын) и есть параметр сорта «культурность дерева» Укд, который понимается как условная величина, для данной зоны (природной-климатической). (Прим. Не надо путать с параметром «культурность сорта» Укс, который гораздо шире по содержанию, как уже указывалось выше, и будет показано в моей предложенной методике, см. ниже по тексту.)
  В) Третья поправка В. И. Сусова, приведшая его к неправильности оценки сортов, особо проявившаяся в наиболее показательном случае – оценки сорта китайка Долго, заключается в том, что он прямо не учитывает в (самой) урожайности качество плодов, их товарность и общечеловеческую ценность, измеряемую философским понятием «полезность». Сюда входит не только товарная масса плодов, а сумма в них всех «полезных» составляющих, оцененных в каких-то общих/обобщенных категориях, параметрах, например, вкусе, размере, внешнем виде, относительном количестве сахаров, витаминов, лежкости, устойчивости к парше, и прочее, в каких-то абстрактных единицах, даже в денежном выражении. Если с этих позиций оценивать урожайность, например, китайки Долго, то окажется, что она, эта «полезность» от урожая сорта, будет очень мала, ибо плоды практически не годны для использования, Поскольку они мелки, трудоёмки в сборе и технической переработке, мало вкусны в сыром виде, быстро перезревают и становятся «картошкой». (И даже такие, более крупноплодные сорта, с массой на уровне 2,5 б, как, например, Алтайский голубок, Горноалтайское, и даже Северный синап, Вишневое – тоже окажутся в глубокой «яме».)
В итоге, по моей оценке, с использованием собственной методики (см. раздел далее), общий показатель оценки качества сорта, «культурность» Укс, для сорта Долго будет, по 5-ти бальной системе, при всех его неоспоримых больших достоинствах по выносливости самого дерева, всего где-то на уровне 3,7 б, против, для примера, этого показателя для сорта Орловим, моего любимчика, около 4,4 б (естественно и всегда оцениваю, естественно, для своей микро зоны). (Прим. Это расчеты по промежуточной методике, более точные окончательные цифры приведены в таблице в конце работы, в части 4. Там разница в интегральном качестве этих сортов будет еще более выражена.)
  (Добавлю, что по другому моему произвольному, чисто субъективно личному, показателю «индекс интереса для подмосковных садоводов – любителей» (ИИПСЛ), который я ввел эмпирически и использую для оценки сортов в работе «Результаты наблюдений в саду за плодовыми деревьями по 2014 год», ИИПСЛ сорта ДОЛГО находится на уровне 70%, и то лишь как декоративное дерево и отличный скелетообразователь. Такие деревья пользуются очень малым спросом, (что уже отражает их объективный уровень «полезности»), хотя есть и узкие любители этого сорта. У меня в саду есть несколько таких непроданных деревьев-саженцев, по 5-6 лет, которые я переделываю в многосортовые. Спрос на «рынке» садоводческих продукции и услуг – и есть главный показатель «полезности», вырабатываемый людьми. И он же является отражением интегрального показателя качества сорта, которое мы связали с понятием его «культурности», (понимаемой в самом широком философском смысле), обозначенный параметром Укс.
  И все же я прекрасно понимаю Сусова, когда смотрю на это животворное, жизнерадостное и жизнеутверждающее чудо деревце, не боящееся никаких морозов, прекрасно естественно сформированное, красивое, обильно усыпанное цветами или плодами, даже и зимой под снегом или в инее. После того, как намучаешься при испытании нежных (пусть вкуснейших) южных сортов, каждому захочется иметь хотя бы одно такое, имеющее дикий запас по выносливости. И можно лепить из него все, что угодно, уже повыше, в кроне, прививая любые, самые нежные и рискованные сорта: даже если они померзнут – дерево не погибнет.
  И еще я глубоко понимаю уважаемого Владимира Ивановича, в такой его контр позиции, по отношению к традиционной у всех селекционеров южных школ, которые недооценивают фактор жизнестойкости деревьев сорта в более северных, (а также в горных и континентальных) регионах, выпячивая, прежде всего, плодовую ценность сортов. В реальной жизни, при выращивании садов в рискованных зонах земледелия, да в неумелых руках садоводов-любителей, на первом месте стоит, все же – жизнестойкость растений, и, прежде всего, их общая зимостойкость (по известным пяти ее факторам, критериям, не будем углубляться и повторяться.). Сусов сознательно гиперболизировал эту мысль, чтобы сразу направить мнение начинающих садоводов в правильном критическом направлении, чтобы начинали выбор сортов деревьев, для своих садовых участков, с оценки их жизнестойкости, определяемой (в северной России), в основном, их зимостойкостью. Чтобы не было у них такого упрощенного легковесного дилетантского отношения к Природе и Жизни, что можно посадить (здесь) саженец любого сорта, который понравился в плодах на рынке или в магазине, и он обязательно вырастет. Этим грешат все начинающие садоводы, и я таким был (всего каких-то 25 лет назад). Помню, как я удивился, когда только начал интересоваться закладкой нового сада и покупал наугад саженцы, все новые сорта, что видел на садовых рынках, когда мой более опытный старший товарищ по работе, имевший дом в деревне с садом – первым делом спросил: «А они зимостойкие»? Тогда у меня даже мысли не было подумать об этом, я думал только о вкусе плодов сорта, и считал, что стоит мне только найти саженец нужного сорта, (что было тогда большой проблемой), и посадить его, как обильные урожаи мне обеспечены. (О необходимости хорошего ухода, начиная с капитальной посадки и подготовки почвы, в лунке и по всей площади сада – у меня тогда вообще понятия не было. Если бы тогда знал обо всех трудностях и проблемах на этом пути – может быть, и не взялся бы за это непростое и трудоемкое дело. Где даже всей жизни мало.) 

ххх

  В заключение, подводя итоги оценки сверх сжатой методики оценки сортов В. И. Сусова, надо отметить, что наряду с несомненными достоинствами такого сжатия информации при подаче материала, облегчающими его усвоение, в ней есть и огромный недостаток безвозвратной утери важнейшей информации о каждом сорте – той самой, что приводится в толстых энциклопедиях. Без нее серьезному исследователю просто невозможно: например, без знания родительских форм сорта, зоны его получения, авторов, многих частных характеристик и особенностей сорта. Владимир Иванович не балует ими своих читателей в книгах, а мне, например, так не хватало этой информации. (Читая его таблицы, изучив их досконально за много лет – я так и не узнал, кто автор этих сортов и их родословную, а ведь само название сорта мало о чем говорит. Не будешь с каждым вопросом обращаться к уважаемому человеку, даже если есть такая возможность, неудобно. Интернета тогда не было, да и сейчас есть не у всех, в активном пользовании. В результате, много времени потратил не эффективно и зря, на испытания наугад многих сортов. Вывод. Такие сжатые методики оценки сортов, с помощью цифровых методов, типа предложенной Владимиров Ивановичем Сусовым (сокращенно В.И.С., или ВИС), могут быть использованы лишь как вспомогательные, в качестве выводов или приложения к основному «серьезному» полному научному источнику, с подробным описанием сортов. Или как популяризаторский материал для начинающих садоводов, или как справочное пособие для практиков, подобные инструкции для «глупых» неопытных солдат новобранцев, при использовании сложного оружия. 

Окончание части 1, продолжение в частях 2-5.

Абакумов А. П. Москва январь 2014г
д. т. 8 499 200 58 44 м. т. 8 919 722 60 97
Категория: МЕТОДИКИ ОЦЕНКИ СОРТОВ ПЛОДОВЫХ ДЕРЕВЬЕВ | Добавил: meshera (14/Фев/13) | Автор: Абакумов Александр
Просмотров: 1610 | Рейтинг: 0.0/0

- -


Яндекс.Метрика
Indiglo © 2017