Главная » Статьи » МОИ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ В САДОВОДСТВЕ И В ЖИЗНИ

Мои цели и задачи в садоводстве. Часть VIII

  Люди в основном – в массе своей – либо, как минимум, неинтересны, либо, как максимум, мерзавцы всех мастей. Светлых, чистых людей, к которым бы хотелось тянуться и с кем общаться и не расставаться – сейчас (пока) очень и очень мало, примерно раз в десять меньше тех, кто голосует за коммунистов (из них тоже много «не очень хороших» людей, со своими «отдельными недостатками» - ну а про остальных я просто и говорить не хочу: как я говорю всегда «Есть только коммунисты и все остальные»).  Способность думать о других и тем более жить для других – это и есть высший героизм человека. Причем, не террором, как примитивно понимали ограниченные духовно на крестьянском уровне «эсеры», социал-революционеры,   а мирным, сознательным, созидательным трудом. (Каким сейчас терпеливые китайцы давят и выматывают Америку в «соцсоревновании» народов, постоянно подкладывая юань под доллар и тем подрывая его. Американцы уже взвыли от обреченности и ожидания конца. Обама бесплодно съездил в Китай, но так и не смог договориться. Долги Америки составляют десятки триллионов долларов, и каждый американец, включая грудных младенцев, должен миру более ста тысяч долларов. Доллар падает каждый день, а золото растет как на дрожжах, чуть ли не а процент каждый день, сегодня на почти три за день - за месяц более чем на 10 процентов, до конца года планируют увеличение  в полтора раза. Это начало второго витка кризиса и полного ухода мира от доллара, а значит, краха Америки, а значит – и всей капиталистической рыночной пирамидки и капитализма в целом – причем с непредвиденными последствиями, вплоть до мировой войны. Но для России в любом случае это будет конец – см. мои политические работы на сайте www.abak47.narod.ru.). Врагов надо побеждать «производительностью труда», как призывал Ленин. «Мы пойдем другим путем» - (организации и дисциплины, самоотверженного труда) – так решил юный 17-ти летний Володя Ульянов, узнав о казни своего брата Александра, покушавшегося на царя. И создал решительную и действенную рабочую партию, которая перевернула страну и мир. «Нам бы еще день продержаться и ночь пережить», как говорится, а там и войны не понадобятся – капитализм с его насилием и несправедливостью сам рухнет.

   х                          х                           х

 

Но здесь речь пойдет только о моих целях в садоводстве.

  Скажу сразу, что такую примитивную цель, как выращивать яблоки (и пр. плоды) на продажу, чтобы жить с этого (как мечтают многие начинающие садоводы из горожан), я никогда перед собой не ставил – я ее «перепрыгнул», и «умом превзошел» - хорошо промоделировав в мозгу это дело. Быть рабом у «дорогих горожан», и тем более бедных деревенских селян (где остались в основном бабушки пенсионерки») – я считаю ниже своего достоинства. Они будут там, в городах, «зарабатывать» (или вообще «добывать»/«намывать» нечистоплотными методами) деньги, а я по заниженным несправедливо на сельхозпродукцию труд – в 8 раз с началом «рынка» - (особенно садоводческий при нашем малорентабельном и рискованном северном производстве) буду «насыщать рынок» дешевой продукцией и кормить городских (и деревенских) бездельников – это ниже моего достоинства. Пусть покорячатся и сами повыращивают себе садовую продукцию, и узнают цену всему этому - а я в лучшем случае помогу им продажей саженцев и бесплатными советами. (Даже сейчас, когда я с братом вырастил хороший большой сад, который в благоприятные годы давал неплохие урожаи на отдельных плодовых деревьях, в ягодных кустарниках или клубники – мы никогда, принципиально - не продаем плоды-ягоды, зачем мне кормить бездельников, тех же соседей-дачников, у которых земли полно вокруг пропадает, но они не хотят ею заниматься, брезгуют, считая себя белой костью – даже от готовых саженцев, тех же кустов – отказываются; а возьмут – сгубят – ибо не хотят ползать землю обрабатывать, пропалывать, за удобрения платить, поливать, обрезать, и пр., а главное – головой работать, учиться все это делать. Думают, что их кто-то должен обслуживать, и что они чуть-ли не на свои грошовые пенсии могут прийти в готовый сад и им дадут плоды-ягоды с деревьев и кустов на выбор снимать. Ездить же на рынок в бедный подмосковный городок за 50 км, чтобы постоять там с корзинкой ягод-плодов, или у дороги стоять – разве этим заработаешь что-то, кроме унижения? Разве такова цена труда и времени квалифицированного трудолюбивого мужчины с тремя дипломами в кармане?)

    Поэтому на первых порах я ставил в садоводстве себе задачу - приобрести необходимый опыт, как по эффективному выращиваю саженцев, так и, прежде всего, выяснению ценности разных, в первую очередь новых сортов, чтобы впоследствии выбрать из них лучшие, пригодные для нашей зоны (по качествам плодов, устойчивости к болезням, урожайности, лежкости и пр.). Затем я планировал создать школку из этих лучших сортов деревьев, чтобы иметь свой маточный материал для (весенних) прививок – тогда бы мне не приходилось каждый год доставать, искать и покупать черенки для прививок, (которые не всегда бывают качественные, свежие, обеспечивающие полную надежность прививки, и к тому же не такие и дешевые, если использовать их в большом количестве; а мы делаем в последние годы до 2000 прививок за весну).

  При этом я выращивал саженцы, по мере того, как удавалось доставать подвои (это было очень непросто в те, 90-е годы, особенно карликовые/клоновые, но несколько раз за 15 лет мне удавалось, по нескольку сот штук всех видов: яблоневые сеянцевые и клоновые, грушевые, сливовые), причем вначале прививал наугад все сорта, какие мне удавалось купить, лишь бы «закрепить-пристроить» купленные черенки куда-нибудь, на подвои или на взрослые деревья. Но постепенно  круг сортов, достойных, на мой взгляд, применения в нашей зоне – сужался (из числа испытанных, хотя тут же расширялся за счет новых, вводимых в испытания). Это было связано, прежде всего, с неудовлетворительными параметрами очень многих сортов по зимостойкости (что быстро проверялось в саженцах, располагаемых в приснежном метровом морозобойном слое воздуха, особенно полукарликовых и низкоштамбовых сеянцевых). Здесь у нас, в мещерском крае, низина, да на моем участке северный склон, открытый ветрам с двух заболоченных озер – так что полигон для испытаний на зимостойкость в Московской области – превосходный. Во-вторых, с неудовлетворительными параметрами плодов: неустойчивостью к парше, неважным вкусом, мелкоплодностью, невызреваемостью в нашей зоне, малой лежкостью. В-третьих, плохими параметрами кроны (громоздкость, острые углы отхождения). В-четвертых, малой урожайностью, скороплодностью, периодичностью плодоношения, в общем – «неинтенсивностью» сортов (понятие «интенсивный сорт» характеризует его исключительные характеристики по урожайности, скорости ее нарастания, стабильности и ежегодной регулярности плодоношения).

  Каждый год я прививал те сорта, которые считал лучшими на тот момент (по литературным и  другим внешним источникам информации, в т.ч. общения с другими садоводами; либо по результатам собственных испытаний) и наиболее перспективными. В основном выращивал саженцы (особенно полукарликовых деревьев) для себя, своего постоянно усовершенствуемого сада, или как бы для того большого перспективного гипотетического сада, который хотел бы заложить через несколько лет – когда они вырастут. Т.е. саженцы делал  в основном для себя, но с большим запасом - поскольку «изначальный» К.П.Д. выращивания саженцев у меня составлял не более 10%, т. е. количество саженцев, которые с первой прививки доходили до финиша через 5-7 лет – это при моей неважной земле и среднем уходе, было не более одного из десяти. Тут были выпадения из-за плохого подвойного и привойного материала; зимних морозов при слабозимостойких сортах; снежно-ледяного наста (который на рубеже двух тысячелетий смял мне целую грядку груш, которые восстанавливал многие годы, но большая их часть так и не достигла продажных кондиций, сидят до сих пор малые корявые уродцы); мышей и полевых крыс, сгрызающих корни (в некоторые годы сгрызали целиком отдельные грядки, так, в «мышиную» зиму 2005-6 гг погибла практически полностью грядка-школка карликовых саженцев на ценнейших новых подвоях 62-396, моей гордости, на которые я хотел заменить деревья в новом саду); весенних заморозков, приходящихся на первый период распускания листьев; случайных обломов при обработке (прополке) из-за тесной посадки; плохой формировки; плохой бедной песчаной земли; засух; замоканий корней в «мокрое» лето (как в начале 2008 года) или «гнилую» оттепельную зиму (как зима 2006-7 гг, когда погибли многие большие саженцы слив и алычей) и др.   Некоторые саженцы удавалось прививать еще раз-другой, но большинство приходилось удалять, рано или поздно. Низкая эффективность выращивания была также связана и с моей неопытностью (но зато я приобрел драгоценный опыт собственным «поротым местом»).

  Саженцы сеянцевой (сильно-рослой, обычной) яблони я тоже выращивал, когда не мог достать карликовых подвоев – для трех целей. Во-первых, для испытаний новых – для меня - сортов; во-вторых, закрепления коллекционного сортового материала, который покупал и пополнял ежегодно, концы веток которых и лишние ветви я использовал для своих новых прививок, т. е. использовал их как временные маточные деревья; и только в-третьих -  после того, как они перерастали предельный размер, отведенный им в школках и/или пригодный для безболезненной пересадки – для продажи; причем предварительно я их стал в последние годы перепрививать в многосортовые (этим тоже тормозя их окончательную отдачу).

  Мечта сделать высоко прибыльным занятие таким «тяжелым» направлением садоводства, как выращивание саженцев плодовых деревьев – быстро «истощилась», после многолетних неудач с их выращиванием, трудностей с доставанием качественных больших подвоев. Постепенно мы перешли к массовой сдаче на садовые рынки и в др. торговые точки (в т. ч. ИФР) саженцев кустов, а в последующие годы – в основном только клубники; пока года три назад, с появлением интернета в относительно массовом использовании и сотовых телефонов – не перешли только на прямую продажу (через объявления в Интернете) клубники и саженцев клиентам-частникам, полностью отказавшись от «услуг» всех посредников – «христопродавцев», таких как торговые, озеленительные и дизайнерские организации или частников, греющих на этом руки.

  Что касается «тяжелой артиллерии» - саженцев плодовых деревьев, производимых специально для продажи - то, хотя я и не отказался от него, но круто и принципиально поменял направление от количественного на качественное. А именно, я решил не гнаться за количеством выращиваемых саженцев, которыми затоварена вся страна (правда, в основном из южных питомников) и которые производители не знают, куда деть в новые времена, даже по дешевке (когда состоятельные «успешные» люди перестали выращивать сады, а предпочитают пользоваться в готовом виде плодами с рынка и торговой сети и заграничными курортами, а на дачи ездить поиграть в гольф и показаться в гамаке) – мне каждый год звонят и предлагают купить их тысячами.  А решил развиваться в качественном направлении – делать достаточно большие многолетние и только многосортовые деревья-саженцы, 4-7 летние (возраст в данном случае дело второстепенное – главное - конечный размер, ибо деревья могут расти очень долго при плохих условиях, и даже «вспять», т. е. угасать. Дополнительные прививки тоже угнетают рост саженцев, поэтому к 5-7 годам оно может потерять в размере пару лет, т. е. выглядеть как 3-5 летка (высотой 2-2,5м при диаметре корневой шейки 3-4 см.)

  Причем не просто многосортовые – а лучших коллекционных сортов из серии самых любимых, отобранных мной за 20 лет собственного практического садоводства. (См. статью «Многосортовые деревья» на данном сайте). Сорта подобраны по качествам плодов (вкусу, цвету и пр.), иногда специально с небольшим сдвигом по срокам созревания (что особо важно для летних груш, алычей, у которых срок потребительской зрелости очень короток), а также лучших взаимоопылителей.

  Раз суждено и необходимо что-то продавать, живя по суровым законам «рынка», то лучше уж по достойной цене, и «сети, а не рыбу».  Для себя я решил, что лучше я буду общаться с небольшим количеством культурных людей, желающих, также, как и я, развиваться в садоводстве (и не только) – а это люди – как показала жизнь, очень хорошие и правильные – чем обслуживать «серых чайников», бедных или жадных на это дело  -когда они говорят: «Я не хочу «испорченных» многосортовых дорогих деревьев, да и знать ничего тоже не хочу, и учиться тоже – а «ты» мне дай простую Антоновку, но большую и дешевую; или какое-нибудь дерево, чтобы плоды были большие, красивые, вкусные, сладкие, твердые, зимостойкие, урожайные и чтобы каждый год мне сами в рот падали. А что таких идеальных деревьев пока не выведено для нашей зоны, и что за всеми деревьями, какие бы хорошие я не дал – уход хороший нужен, и то гарантий при нашем климате никто не даст – то ему невдомек, и потому он все равно доволен не будет, и, скорее всего, яблоню (грушу, сливу и пр.) загубит, а ты виноватым будешь. С такими я не связываюсь, сразу их отправляю в «колхозы» (питомники) по массовому выращиванию дешевых саженцев, и пусть «учатся жизни у жизни», как говаривал народный писатель Василий Шукшин. «Фирма не делает Запорожцы, фирма делает Мерседесы» - говорю я им на прощание.

  Некоторые спрашивают «Прайс-лист» - думая, что здесь какая-то фирма по садоводческому обслуживанию типа «Интернет на диване». Таким отвечаю сразу, что наша задача не в том, чтобы максимально обеспечить всех желающих - российских «потребителей» - на садовом поприще, а в том, чтобы разогреть в них желание  развиваться и пробудить интерес (и бедным даем знания/информацию бесплатно, что уже немало - бедные просто обязаны быть умными и уметь все делать сами, в том числе прививать многосортовые деревья), а состоятельным, желающим и заработавшим право «проткнуть» и опередить свое время за счет материального/материализованного носителя знаний – многосортового дерева – помочь в этом, дав мощный исходный толчок. А им, в свою очередь, дать возможность помочь загибающемуся российскому садоводству – через меня - для его дальнейшего развития. Объясняю также, что с организациями дел не имеем, которые хотят нас просто использовать, как дешевую рабскую крестьянскую силу, чтобы по дешевке купить у нас садовый материал, чтобы затем с большой накруткой включить в проект клиента. Что работаем только напрямую с клиентом, по полной продажной цене – и им «маржи» никакой не оставим. Что всего очень мало, а делаем только комплектные достаточно большие (интересные) заказы. И что продаем не всем желающим и не даем выбирать любой «изюм» из того, что есть, а даем его в основном в хороших (достаточно крупных) заказах; и работаем только с теми людьми, в ком уверены, что они сделают все возможное и правильно, чтобы купленный материал не пропал (чтобы и им было хорошо, и к нам впоследствии претензий не было), и лучшее сами даем тем людям, которые своим заказом и отношением к делу заслуживают этого, а не тем, кто больше выпрашивает, хочет только один «изюм» и отчаянно торгуется по каждой позиции.

  Другие звонят со всех концов страны и требуют, чтобы им выслали клубнику или даже саженцы, возмущаются и высказывают претензии, почему «у вас так плохо все организовано?». На это я тоже отвечаю, что претензии за такой «ненавязчивый сервис» пусть высказывают к главе правительства, что добитое сельское хозяйство не оказывает таких услуг, а мы всего лишь два частных лица, пенсионеры уже, и никому ничего не должны,  только оттого, что из последних сил стараемся возделывать заброшенную землю, почти единственные в деревне (если не считать картошку у некоторых и неухоженные заросшие садики от отцов-дедов), и не просим, как городские старички, помощи и льгот от государства, а стараемся кормить себя и близких сами.

  Один чудик позвонил с Алтая и стал с ходу нападать и требовать, чтобы ему помогли достать голубую ель, якобы он готов за нее заплатить (объяснение, что мы этим не занимаемся, до него не доходит, и то, что такая ель выращивается лет десять – тоже). «Ну вы ведь должны все знать!». «Безобразие – говорит - звоню в научный институт, а они ругаются, что мы, дескать, наукой занимаемся, а Вы к нам с ерундой пристаете; ну хоть Вы мне помогите!».

  Другой звонит из Пензы, и просит достать какую-то необыкновенную яблоню с наливными «медовыми» яблоками какого-то сорта, который он пробовал у деда, называет два сорта, упомянутые на моем сайте: «Золотой ранет» и «Медуница». Объясняю (минут 10 втолковывал за свои  деньги – телефон то междугородный!) что это два совсем разных сорта, и имеют разные параметры; говорю, что в его зоне есть совсем другие сорта яблонь, причем гораздо лучшие, чем те, что могут вырасти у нас; что даже в Московской области проходят три климатические зоны, и то, что растет в одной, не обязательно будет расти в другой, и даст совсем другие параметры (вкус, размер и пр.). Что ему, прежде чем чего-то хотеть, надо бы поконкретнее определиться со своими желаниями по реальным сортам, почитать книги/каталоги, затем сходить на дегустацию в близлежащий питомник, подобрать что-то близкое по своему вкусу, а я уверен, что сейчас найдутся и гораздо более вкусные сорта и качественнее по параметрам – и т. п. Не доходит! Вот эгоцентризм до чего доводит – человек полагает, еще ничего не достигнув толком, что он пуп земли и вся планета вокруг него крутится! Обиделся: «Значит, вы не хотите мне помочь». «Не могу» - отвечаю.

 

х                        х                        х

 

     Но вернемся в «баранам», т. е. моим целям в садоводстве.

Постепенно, по мере того, как рос я (как специалист) вместе с моим садом, менялись и мои цели и планы. Если вначале своего садоводческого пути я хотел все делать сам, создав полный маточник (деревьев или хотя бы веток) для всех лучших сортов в коллекции, и при том еще и создав свой большой плодоносящий помологический сад. При этом создать в саду плодородный слой земли не менее 50-60 см по все площади сада, а в посадочных лунках и до 80 см, чтобы достичь максимального качества плодов на своих плодоносящих деревьях, в одной стороны, и возможности выращивать быстро и хорошо саженцы в любом месте сада - то теперь понял, с учетом малого времени, что у меня осталось на активную садоводческую деятельность, и быстро угасающие силы  -  что это невозможно, и стал сокращать свои требования к себе и пожелания, планы и цели.

 Теперь я на первое место ставлю только получение знаний и, попутно, пропаганду садоводства. Для этого важно испытывать максимальное количество сортов в минимальное время. Этого я достигаю, во-первых,  использованием многосортовых деревьев. Во-вторых, чтобы успешно выращивать саженцы, вовсе не нужно восстанавливать землю по всей площади сада – достаточно подсыпать хорошей земли с добавкой хорошо измельченного зрелого навоза плюс удобрения – в отдельные лунки. Достаточные для выращивания, например, саженцев – до 40-50 см в глубину и в диаметре (до 3-5 лет по сильнорослым и карликовым деревьям соответственно), а деревьев - на глубину не более 80 см и диаметром до 1 м  (на первые лет 8 хватит, а потом можно и расширить удобренную область по мере роста деревьев).

  В-третьих, от хороших, но известных сортов надо заставить себя отказаться – вплоть до вырубки больших (старше 5-6 лет сильнорослые и 7-8 лет для карликовых) деревьев, которые невозможно продать, т. к. уже поздно для успешной пересадки и их трудно вывезти на легковушке.

  В-четвертых, отказаться о получения большого количества плодов и выращивания и сохранения в саду громоздких больших старых деревьев – старше 15-18 лет

  В-пятых, надо отказаться от твердой схемы сада, как некоей конечной цели большого сформированного сада – потому что сад не может быть чем-то застывшим, да и ждать долго, помногу – до 20 лет лет - когда вырастут и станут взрослыми все саженцы, расположенные в окончательных схемообразующих местах сада – невозможно. Придется допускать рост деревьев новых (точнее, неизвестных из испытуемых) сортов на тех местах, где они уже выросли (из саженцев в школках), чтобы получить от них первые урожаи, и одновременно – по весне – снять с них ветки на черенки для прививок. Особенно это относится к быстрорастущим сливам (европейским и китайским/алычам), которые быстро растут, но не долговечны, и могут после пересадки не дождаться большого плодоношения (для проверки качества плодов и урожайности) из-за плохого здесь климата, отчасти грушам (тоже быстрорастущим и относительно не долговечным) и с меньшей степени яблони. После первого плодоношения, когда дерево окончательно «перерастает свое место» в уплотненных случайных посадках – и не дает возможности расти другим, еще не опробованным соседям или основным деревьям, посаженных на своих основных местах  - и не удается его хорошо кому-то пристроить (продать или отдать хорошим бедным соседям для продолжения испытаний), или даже уже невозможно пересаживать – то его можно и удалить по весне, предварительно сняв с него прививки для других саженцев, чтобы сохранить сорт в коллекции. Есть еще один вариант – можно коротко (сильно) обрезать растение, и пустить его на выгонку черенков для размножения (при необходимости и возможности для этого места – так можно делать в течение несколько лет, пока дерево окончательно не ослабнет – тогда его придется точно удалить.

       

Осень 2009, январь 2010.


Категория: МОИ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ В САДОВОДСТВЕ И В ЖИЗНИ | Добавил: meshera (10/Апр/13)
Просмотров: 1070 | Рейтинг: 0.0/0

- -


Яндекс.Метрика
Indiglo © 2017