Главная » Статьи » Исторические процессы глазами инженера

Часть первая

Факторы,  определяющие  экономическую эффективность общества и историческую тенденцию изменения его  политической строя

Предисловие 

(обращение  к политику)

        

      В марте 2004 г я закончил свою книгу «Физические аспекты социальной кибернетики»,  в которой рассмотрел именно физические аспекты социальных процессов, происходящих в обществах с разными политическими системами, а также  связь социальной психологии с  физическими и психическими  характеристиками человека (внутренний фактор), и его социальным положением  (внешний фактор).  Работа над этой книгой дала мне научный и личностный субъективный  фундамент для выстраивания  своей «концепции»,   именно  в процессе  обдумывания логики и физики  исторического процесса развития общества у меня сложились  определенные твердые убеждения.  С одной стороны  я систематизировал свои представления о физических аспектах  любых действий и, в частности, о смысле  управления,  которое можно характеризовать таким главным показателем, как эффективность, оцениваемую вполне конкретно, численным показателем, из чего следует,  что оценка эффективности управления  может быть научной и объективной..   С другой стороны указал, что  понятие эффективность действий - категория субъективная, ибо возможна только в предположении выбранный критерий эффективности,   т.е.  при оценке эффективности  общественно-политической системы всегда присутствует волюнтаризм.  К написанию книги я относился как к «практикуму умозаключений»,   который позволил в дальнейшем сформировать однозначную личную  мировоззренческую позицию,   частично субъективную (какой является любая позиция,    эта позиция отражает мое видение   желаемого  социального  состояния общества  в динамике его развития,  т.е. то, что я хочу),  а частично объективную – научно обоснованную, в той мере,  в которой  признаю действие объективных факторов,  не зависящих от воли человека  ( в книге показано, как действовать,  чтобы  действие  было эффективным,   доказывать  тут  нечего, законам природы отрицать  бесполезно, их просто надо знать и учитывать).

        Понимаю, как мало тех, кто бы  попытался понять высказанные в ней  соображения,   что  большинству  самостоятельно мыслящих людей,  даже очень въедливых.  «дотошных»,  привыкших докапываться до полной ясности,   мои абстрактные представления общественных явлений через  умозрительные физические процессы  взаимодействия неких энергетических элементов  (обладающих не только способностью генерировать импульсы силы,  но и волей и интеллектом),   покажутся  умствованием  несостоявшегося философа и инженера  ( который от  нечего делать решил заняться литераторством),  и у них  возникнет естественное  внутреннее раздражение и неприятие не только формы  изложения и применяемого метода  умозаключений,  но и  самого содержания текста.   Однако  при изложении материала я стремился к предельной точности выражения своих представлений,  что  обусловило обращение к физическим и математическим строгим понятиям,  которые только и способны обеспечить формальную строгость  доказательств,   отбросить субъективизм, эмоциональную окраску,   и

позволяют увидеть  закономерности физических явлений (каковыми являются и общественные ),  выраженные языком математики.

        С одной стороны в стране есть несколько десятков тысяч радиоинженеров – радиофизиков (и специалистов в смежных областях ) которые без труда бы поняли первую сугубо  «физическую» часть книги (вводно-ознакомительную). Но с другой -  кому из них интересны социальные и психологические вопросы, затронутые там?  Даже брат, также радиоинженер,  параллельно со мной  много лет думающий  о тех же вопросах (политики,  философии, социологии),  не удосужился прочитать мое  выношенное сокровенное, лишь кратко ознакомился,  после чего заявил, что и так все примерно понятно, а чем тратить время на прочтение моей книги, лучше напишет что-нибудь свое.     Полагаю, что и у Вас вряд ли найдется желание потратить свое время на прочтение всей книги  при множестве актуальных дел.  (книга объемная,   разноплановая,   трудночитаемая,   ее надо было бы перетрясти и сократить,   но целесообразнее  написать ряд новых статей – эссе - разделов на интересные мне актуальные  темы).      

 

        Поэтому попробую заново, вкратце изложить свои  настоящие представления о  принципах построения  высоко эффективного (по критерию  энергетической эффективности) общества устойчивого развития,  в котором нашлось бы достойное место каждому, кто готов честно и инициативно  трудиться на общее благо, а не только избранным  - одаренным от природы физически,   артистически, интеллектуально,  или выходцам из знатных семейств и богатым наследникам.  Для этого, разумеется, надо оценить энергетическую  эффективность  существующих социальных систем,  и в первую очередь «общества развитой демократии» с его отношениями социального неравенства,  конкуренции,  прикрытыми декларациями о правах человека и об общечеловеческих ценностях.   Возможность объективного анализа капитализма,  (также как и любой другой  социальной системы, построенной на определенных принципах),  дает исследование поведения  его физико-математической модели,  причем, даже не используя прогон сложнейшей модели на ЭВМ,  а  путем  анализа поведения отдельных ее блоков, либо предельным упрощением общества до представления его в виде ограниченного количества элементов,  действующих и взаимодействующих  по определенным алгоритмам.  При всей грубости такой модели она дает ответы на принципиально важные вопросы  определения путей повышения энергетической эффективности социальной системы и позволяет сравнить по этому показателю политические системы разных видов. .  

 

      Не претендую на оригинальность, и  с удовлетворением осознаю, что есть  те, кто думает в целом синхронно со мной (и моим братом),  таких я встречал по жизни, и вижу по ТВ и  в прессе, да и в Ваших выступлениях  нахожу удивительно много совпадений. Тем не менее, полагаю, что  мой подход  в определении эффективности различных политических систем с опорой на физические аспекты социальных процессов имеет определенную оригинальность и право на существование как вполне научный ( во всяком  случае  это личностный обоснованный взгляд на исторические и социальные процессы). 

Пользование этим « методом  умозаключений» позволило мне  прийти к однозначным выводам,  обрести уверенность в своей правоте,  в  том,  что мое  убеждение в  справедливости  и целесообразности коммунистического общественного строя,   это не следствие т моей ограниченности или страха перед жизнью в жестоком обществе конкуренции,     заложенного с детства советской системой  воспитания  и  последующего  «вдалбливания» истин марксизма-ленинизма  в ВУЗе и  на курсах руководящих работников,    но проявление  в первую очередь  развитой интуиции,  чувства социальной ответственности,  которое всегда  вызывало отторжение  «общечеловеческих ценностей»  на инстинктивном уровне  (эти ценности всегда вызывали у меня брезгливое отвращение,  я их всегда воспринимал  как людскую  подлость,  возведенную в закон). Это уже потом, в юности и взрослом возрасте,  чувство  подтверждалось   мыслями философов,  политических деятелей, революционеров,  тех хороших советских людей, что меня окружали.

        Но произошел перелом,  сменились представления, идеалы  общества были разрушены,  во всяком случае, у тех, кто находился у власти, и кто обладал общественным авторитетом. Началась массированная атака на умы и на совесть. Самым мерзким была не материальная ограниченность, которая наступила в начале 90-х,  а  видение  «правоты»  и «значимости». мелких и подлых  людишек,   ставших  в одночасье хозяевами жизни,   которые в соответствии с новой идеологией  общества  получили право на  огромное материальное неравенство. Раздавленным и ограбленным людям внушалось,  что это и есть справедливое  и разумное устройство общества, которое обеспечит, пусть не сразу, но скоро их благополучие.  Этот  ложный посыл, внушаемый   всеми СМИ,  захваченными компрадорской буржуазией,  внедрялся в мозги людей многие годы.  И тогда казалось,  что я оказался в «Палате номер шесть» Понадобились годы, чтобы ощущение неприятия существующего режима превратилось в  твердую убежденность  в  нецелесообразности  навязанного России   политического строя.

       Вернулось спокойствие и уверенность в своей правоте. Пришло  понимание,  что  законы природы на моей стороне,   что сама природа,  так же как и я,   не принимает сложившегося  миропорядка,  навязываемого  агрессивными и алчными людьми,  что колоссальное  социальное неравенство ведет человечество  к гибели. И что или люди проймут  недопустимость своего поведения в отношении к ней и друг к другу,  или их настигнет заслуженная кара.

       Но пришло и понимание того, что  все в мире неоднозначно, и что  человечество невозможно загнать в  единую стройную систему мирового коммунизма.  Что в недрах т.н. капиталистических стран  зреют зерна социализма и даже коммунизма,  тогда как в недрах т.н. « социалистических» -  зерна фашизма и либерализма.  Что  диктаторский режим  в  некоторых странах и исторических  обстоятельства  может обеспечивать большие порядок и степень благополучие народа, чем т.н. « демократия».

Что  у разных народов свои особенности исторического пути к развитию.  А также то,  что в мире стало тесно,  возникла новая раскладка сил стран, народов и  национальных капиталов,  и что в этом мире происходит коренная ломка всех традиционных, ранее сложившихся устоев.  Наступает  время  жестокой конкуренции,  когда идеи коммунистического интернационализма  должны быть подвергнуты  серьезному переосмыслению.   В этих условиях России, ослабленной  экономически,  потерявшей свое политическое лицо,  застрявшей между  западным либерализмом  и  традиционными представлениями о социальной справедливости и социальных гарантиях,

терзаемой общественно – социальными противоречиями,   вызванными  колоссальным имущественным неравенством,  предстоит мучительный поиск пути к спасению и выживанию  под защитой суверенного государства,   гарантирующего право русского народа на самостоятельное культурное развитие и сохранение уникальной русской цивилизации.  

      И естественно, у меня есть желание довести  свое понимание  сути происходящих в обществе  политических процессов для тех, кого считаю единомышленником, соратником,  товарищем – «своим»,  оказать им моральную и интеллектуальную поддержку. 

     Ниже я привожу их  в  сжатом виде,    используя привычные мне формулировки,  в надежде на то, что возникшие трудности восприятия некоторых мест текста,  посвященных  физическим аспектам моделирования человека и общества,  могут быть разрешены обращением к соответствующим разделам книги,  где они рассмотрены более подробно. Конечно,  начатая тема бесконечна,  и  наверняка, не может быть исчерпана  данной  статьей.    Надеюсь,  что мое письмо Вам не будет принято как назойливое желание привлечь к себе внимание.  Не прошу ответа,  но хотелось бы,  чтобы  некоторые мои соображения,  которые представляются мне оригинальными и важными для дела политического просвещения,  были Вами восприняты.

     С  уважением.   К.Абакумов.

 

 

Главные вопросы

 

        В жизни человека наступает момент, когда появляется желание самостоятельно ответить на самые главные вопросы бытия.  Как известно,  главным вопросом философии является вопрос:  «что первично, материя или сознание?» .     Мой личный жизненный опыт,  вся моя психология,  логика мышления,  воспитание и образование,  но, пожалуй, в первую очередь  природная интуиция,  не оставляли у меня сомнения в том,  что Бога не существует.   Я стал атеистом с раннего возраста,  с детских лет, как только научился  самостоятельно мыслить,     задолго до того, как  начал изучать в школе, а затем техникуме, институте, аспирантуре философию марксизма-ленинизма,   изучение которой мне было интересно,  но  принципиально не переворачивало мое сознание и мировоззрение, а лишь систематизировало его,   и  подтверждало мою инстинктивную убежденность.  Мучительного поиска ответа на этот вопрос в моей жизни не было,  еще и потому, что в силу субъективных обстоятельств я был вынужден мучительно  искать ответы  на гораздо более остро стоящие передо мной вопросы:

 -   почему так утроена жизнь, что  одним дается от природы сила, здоровье, способности,  возможности удовлетворения своих самых разных потребностей,  а удел других -  быть изгоями в жизни,  постоянно  бороться и напряженно работать , чтобы  добиться элементарного уважения,  права на существование,   возможности удовлетворения самых скромных потребностей?      

-  в чем заключается общественная справедливость,   и в чем целесообразность?  В чем добро, а в чем зло, в чем красота, и в чем  безобразность? 

-  можно ли изменить мироустройство,  чтобы добра и справедливости стало больше, а человеческих страданий меньше?

 

       Я с всегда чувствовал, и жизнь постоянно напоминала мне, что  рассчитывать на чудо  бесполезно,  более того – глупо,   полагаться можно только на свои силы и волю,  а надеяться  ( но не слепо верить)  можно лишь на помощь хороших и добрых людей  (я встречал таких на своем пути,  в этом было мое счастье).   А от Бога, который «щедро»  наградил меня от рождения, я ничего хорошего не ждал.  И  то, что я не верил в него,  было проявлением моего инстинкта самосохранения,   который уберег  от бесплодных и мучительных,  разрушающих личностное начало  обвинений постороннего,  пусть даже «высшего существа»   в том, что оно к тебе равнодушно.  Внутренняя честность перед самим собой,     воспитанная моими родителями, прямыми и порядочными людьми,  не терпящими лжи и фальши,  не позволила мне впасть в соблазн сладкого самообмана,  и  не перенести ответственность за мою судьбу  на кого-то другого,  всемогущественного,  у кого надо было просить благодать,  удачу  как милостыню.  Во мне,  не одаренном щедро  от природы  силой  или какими-то талантами,   было,  однако, заложено то свойство,  которое верующие люди называют гордыней.   Я не мог признать кого-то своим господином,   согласиться с тем, что  должен служить ему,  исполнять все его  желания и прихоти,   принимать его мнение за истину,  отказавшись от  веры в свою способность  понимать причины всего происходящего,  давать оценки всему в категориях Добра и Зла.,  и действовать так, как считаю  справедливым и должным,  Я всегда знал и чувствовал, что не имею права отказаться он личной ответственности за свои решения и действия,  вверив себя кому-то,  пусть даже   порядочному и мудрому.  Отказ от своего «я»,  от веры в свою способность  понимать главное   и в то, что именно моя совесть является мерилом справедливости  моих поступков (а не мнение духовных проповедников,  изложенное в религиозных учениях,   или  захватившей политическую власть «элиты», возведенное в ранг  юридических законов) было для меня равносилен смерти.

 

        Поэтому  в своем стремлении понять с позиции материализма,  что определяет  общественные процессы, я  заведомо  игнорировал  «божий помысел»,    как решающий фактор.     При этом,  однако,  мне было совершенно ясно,  что «не хлебом единым» определяется поведение человека,  и что есть  другая,  высшая мотивация его деятельности.  Я это не просто абстрактно понимал, или видел на примерах окружающих, но и чувствовал по себе  (мне всегда странно было видеть, как сугубо материальные  блага  являлись  главным стимулом человека к действию,  мне  это представлялось просто скучным).  Разумеется, к моменту, когда я приступил к написанию первых разделов книги, в целом у меня уже были готовые ответы на вопросы,  своей задачей я ставил  четкие формулировки в изложении своих представлений и их научное обоснование   (как известно любая мысль существует лишь в той мере, в какой  сформулирована в словах).   Научный анализ   любых явлений - процессов начинается с численных оценок  их  параметров. 

 

      Меня интересовало, можно ли оценить категории Добра и Зла,  как   действия,   определяющего  изменение    состояния   общества, характеризуемого                           некоторым  параметром,  количественно, в числах.   Для этого мне пришлось ответить на вопрос:  как можно определить  основное качество общества   количественным  показателем.   Обратившись  к своему опыту разработки радиотехнических информационно - энергетических систем,  мне стало ясно,  что  общество, как социально-энергетическая система  также как и техническая  своим характеризуется главным показателем  -  энергетической эффективностью.   Но если в информационно-энергетической  технической системе эффективность характеризует  степень совершенства алгоритмов обработки энергии и информации,  то в общество – степень совершенства производительных сил и  производственных отношений,  которые вкупе определяют эффективность общественного производства,  далее будем называть ее энергетической эффективностью общества.    

        Т,о.  Добро и Зло можно характеризовать как действие, имеющее следствием повышение или понижение   энергетической   эффективности  общества.

 

       Факторы,  определяющие энергетическую эффективность совокупного действия группы энергетических элементов (ЭЭ),  образующих систему  (будь то техническую, или общество) вытекают из законов сложения сил.

 

 

       Свои заключения относительно способов  повышения эффективности действия общества (как социальной энергетической системы),  я сделал на основе рассмотрения физической модели общества,  представив его предельно просто - в виде . совокупности   равных по силе членов общества в количестве  N  ( в физической модели общества я называю их энергетическими элементы социальной системы - ЭЭ).  

      При определении  энергетической эффективности действия  членов общества  следует понимать важный момент.  Будучи  представленными в модели  как источники силы,  элементы общества (люди)  обладают потенциальной способностью вырабатывать мощность,   в том числе и полезную  (каковой будем считать  ту, которая производит полезную  работу  для общества).   Величина этой мощности зависит  как от силы, генерируемой элементом, так и от  «нагрузки » - объекта приложения сил,  так и «внутреннего сопротивления» ЭЭ,  которое вкупе с его силой определяет предельную генерируемую им мощность.  Соотношение сопротивления нагрузки и внутреннего сопротивления определяет коэффициент полезного действия ЭЭ – т.е. его КПД.   Если нагрузка  ЭЭ  стремится к бесконечности (т.е. дело очень трудное ),  то  элемент практически не вырабатывает мощности   (этот режим называется в электротехнике «режимом холостого хода» ).   Получается ситуация, когда  элемент ( человек)  вырабатывает силу,    но работу произвести не может.  Такое же  обнуление усилий  ЭЭ происходит и тогда, когда его действие на некоторый объект – нагрузку компенсируется противо направленным действием на эту же нагрузку  другого равного по силе элемента,  в результате чего  происходит «аннигиляция» сил обоих ЭЭ.   Т.о. мы видим, что сама по себе  потенциальная способность  ЭЭ  вырабатывать силу не является гарантом того, что им будет совершена какая-либо работа.   Любое действие, в т.ч. и  полезное   предполагает  в большей или меньше степени свободу  элемента в ареале действия,  предельная индивидуальная мощность ЭЭ вырабатывается им при его независимости от других субъектов, расположенных в его зоне действия,   вектора сил которых направлены противоположно или под тупым углом  к  вектору силы данного ЭЭ.  Т.е. внешняя принудительная связь  ЭЭ через объект приложения сил в указанном случае снижает совместную эффективность ЭЭ вплоть до нуля. 

      Можно представить и другой  предельный случай, когда ЭЭ действуют независимо, и т.о. свободно относительно друг друга. Эта независимость может быть достигнута благодаря разнесенному действию в пространстве или во времени,  и в том и другом случае можно говорить об ортогональном действии  ( таком, при котором вектора сил  ЭЭ направлены под  прямым углом друг к  другу) .  В этом случае  все N  элементов, входящих в систему производят на одинаковых нагрузках  некоторую одинаковую мощность,  которая  в   N  раз превышает мощность каждого из них  (системой такую совокупность ЭЭ можно назвать, конечно, условно). 

     И наконец, рассмотрим третий предельный случай, когда  все ЭЭ действуют согласовано.   При этом  вектора их сил складываются по модулю,  а совместная мощность  возрастает в N квадрате раз. (здесь мы предполагаем, что все  ЭЭ  действуют на одну и ту же нагрузку – объект приложения сил).  В данном случае наблюдается «эффект синергизма»  (эффект синхронного сложения сил),   в результате которого эффективность действия каждого ЭЭ, действующего в системной «связке»,  возрастает в  N раз  (!).   Это и есть эффект  разумного управления  процессом коллективной деятельности,  максимальное значение коэффициента эффективности управления N элементами равно числу элементов N.

 

      Как видим,  формально алгоритм любого  совокупного действия – взаимодействия N  элементов системы находится внутри  некоторого  объема  возможного «пространства действий». 

       Тут надо  отметить,  что направление «полезного действия»  совокупности ЭЭ входящих в социальную систему (т.е. общество)  может быть различным,  выбор его мы пока не рассматриваем  (он является прерогативой самого общества,  если оно  суверенное и независимое,  или  внешнего управления,  если оно не обладает суверенитетом), а лишь  факторы, влияющие на эффективность их совместного действия. Но полагаем, что  этот выбор сделан.  И тогда появляется возможность определения КПД действия системы,  а так же ее коэффициента эффективности – КЭФ.

 

        Т.о. всю совокупность ЭЭ можно представить совокупностью векторов сил,  характеризующихся проекциями на оси  «пространства действий».  Их векторная сумма определит общую направленность действия, и его абсолютную величину – модуль.  Существуют три наиболее интересных и характерных случая взаимодействия ЭЭ:

 

1.Все  ЭЭ  действуют  одновременно, несогласованно  будучи связанными  принудительной внешней связью  (т.е. действуют на один предмет,  делают одно дело).   В этом случае происходит взаимное подавление импульсов сил,  и  их совместная эффективность в  раз меньше, чем  у одного ЭЭ.

2.  Все  ЭЭ  действуют  одновременно независимо,  в этом случае каждый ЭЭ совершает определенную работу, и общая работа в аз превышает работу однго элемента.

3.  Все  ЭЭ  действуют  одновременно согласованно  во времени и пространстве.  В этом случае они развивают совместную мощность в раз большую, чем  каждый отдельный элемент.

      Т.е.  совместное действие может быть в одних случаях более эффективным, чем независимое действие  отдельных элементов, но может быть  менее эффективным..  Этот параметр  эффективности общества может изменяться в диапазоне от 1/N до N* N (N в квадрате ).    Приведенные примеры показывают как  управленец,  у которое есть возможность  поворачивать фазы действия элементов  социальной  энергетической системы,  может влиять на результат  совместного действия людей – он может как повышать их эффективность путем согласования действий,  так и снижать эффективность их действий практически до нуля. (вопрос как это сделать  в социальной системе, влияя на поведение людей, пока не рассматриваем,   здесь важно понять сам механизм управления группой ЭЭ,  трудовым,  военным коллективом и  обществом в целом).

 

         Рассмотрение вышеприведенных факторов, определяющих эффективность энергетического функционирования любой энергетической системы, будь то технической, биологической или социальной,   не оставляет сомнения в  преимуществах коллективного «согласованного» труда,  и, соответственно коммунистических отношений в принципе, теоретически это можно считать доказанным.   В свете рассмотренных выше факторов, определяющих энергетическую эффективность социальной системы,  становятся совершенно ясными  причины смены политических формаций общества.

     Философия марксизма-ленинизма объясняет причины их смены как неизбежность, вызванную борьбой противоречий,  несоответствием уровня развития производительных сил и производственных отношений.  Раскрывая  конкретное содержание этого несомненно верного,  но весьма  обобщенного определения,   мы неизбежно приходим к рассмотрению  физики социальных процессов. Именно физика -  точная естественная наука дает четкие ответы на философские вопросы, не оставляя места субъективным трактовкам и  предпочтениям. 

       Используя физический подход и инструмент логики мы видим:   весь ход исторических процессов,  и, в частности,  смены  политических строев в обществе подспудно определялись  именно   внутренним стремлением  социального организма к повышению своей эффективности,   Первобытно – общинный строй сменился рабовладельческим,  на смену которому пришел капитализм,  который на протяжении пяти веков своего существования претерпел существенные трансформации.  Углубляющийся кризис мировой капиталистической системы не оставляет сомнений  в неизбежности крупных геополитических изменений в мире в ближайшие десятилетия.

     С одной стороны правомерность  выводов МЛФ,  утверждающей неизбежность наступления мирового коммунизма  глупо отрицать в принципе,  однако  все более становится  очевидным,  что в прокрустово ложе коммунистической идеи весь современный мир ,  с учетом огромного разрыва в уровне культурного и технологического развития  стран и народов, их  традиционных укладов и сакральных ценностей, явно не укладывается. 

         К  настоящему времени  придумано множество  других философских  теорий,  претендующих на  цельность,  научность и оригинальность,  объясняющих  причины  социальных процессов  и обосновывающих  наиболее целесообразное общественное обустройство,   к  которому надо стремиться.    Разнообразие мнений  людей,  склонных самостоятельно отвечать на главные вопросы,   относящиеся к общественному обустройству,  естественно,    и, безусловно,  именно  их  интеллектуальная  и социальная активность,   определяющая энергетику общества,     в целом  является  главным фактором  его развития.   Однако,  очевидно и другое,  весьма часто  мнение  человека определяется не  стремлением к  объективному научному поиску истины,  а  осознанным (или неосознанным)  стремлением  достичь своих личных или узкогрупповых корыстных целей.  И тогда происходит подмена понятий,  используется «кривая логика»   изощренные приемы доказательств (с помощью их можно «доказывать» что дважды два - пять),  и создаются теории социад-дарвинизма,  обосновывающие совершенство  общества конкуренции и социального неравенства,   и  доказывающие утопичность идеи  коммунизма. 

       И.,  тем не менее, при всем казалось бы разнообразий философских теорий,  существуют объективные законы развития общества,  как и существуют объективные критерии  развития общества и его угасания,  как существуют объективные категории Добра и Зла.  Именно это утверждение и я  пытаюсь обосновать  в той или иной форме во всех написанных мною статьях – письмах – размышлениях,  часть из которых размещена на моем  (и брата)  сайте conception.my1.ru.

       Понимание  исторических и социальных процессов должно стать массовым,  как и интерес к общественной жизни,   и тогда люди и народы сами определят свою судьбу, свой  путь развития (или  угасания).   Ни один ученый,  мыслитель  или политик не может изменить объективный ход вещей,  крайне наивно полагать, что достаточно дать народу понимание нерациональности обустройства этого мири,  и он,  устранив эксплуататоров,  светлой дорогой пойдет к обществу социальной гармонии. Так думали народники, убежденные в том, что стоит свергнуть царя и устранить монархию,  отдать землю крестьянам,  и в обществе наступит пора  всеобщего благоденствия,  организовывая покушения на царя.   Причины, вызывающие то или иное социальное поведения человека, весьма глубоки и разнообразны:   оно   определяются  его  генетическими предрасположенностями и воспитанием,  его психика меняется с возрастом,     меняются обстоятельства жизни и внешняя мотивация  поступков.  Все вместе люди образуют  социальную систему огромной  сложности,  поведение которой, казалось бы является непредсказуемым.  Тем не менее,   при том, что поведение даже одного человека строго не предсказуемо,      знание законов физики и природы позволяет моделировать сложные общественные процессы.  Все большее  усложнение  физической модели  общества,   учет все большего количества  факторов, как внешних, так и внутренних, определяющих как индивидуальное, так и социальное  поведение человека,   их тесной и разнообразной связи в современном мире   позволяет все  точнее  прогнозировать развитие социальных процессов  в обществах разного типа- (странах). 

 

  

Достижения капитализма

 

        Что нового привнес буржуазный политический строй в социальные отношения? 

   Чтобы ответить на этот вопрос надо оценить то, что было до капитализма.

 

         Существовавший на протяжении тысячелетий рабовладельческий строй  характеризовался подавлением  не только воли и инициативы работников,  что снижало их индивидуальную производственную  активность (энергетический потенциал),  но и искусственным разрушением их интеллекта  (если они оказывались в рабстве во взрослом состоянии),  или  задержкой его развития (в  отношении  детей родившихся у рабов),  что снижало потенциальную способность  к самоорганизации работника при выполнении  индивидуального труда,   и  к взаимоорганизации при выполнении группового труда,  (требующего объединения усилий многих работников),   и тем в большей степени, чем более сложной становились в процессе  развития общества и  технического прогресса трудовая деятельность.    Использование многих людей в качестве сугубо энергетических  элементов, управляемых хозяином кнутом, как рабочей скотиной принципиально тормозило развитие общества, т.е.  возвышение его культуры в целом, и производственной эффективности в частности   ( здесь я сознательно перехожу от часто используемого в философии  термина «производительные силы»,  имеющего весьма  общее содержание, к  конкретному термину «производственная эффективность»,  который  применительно к ограниченной по численности группе  работников может быть определен количественно).   

      Более того,  отношения «раб-хозяин»  не позволяли формироваться трудовой этике ответственного работника,  раб совершал только вынужденные действия,   он не был настроен на  согласование своих усилий ни с хозяином, ни с другими рабами.  Следствием было частичное взаимоуничтожение импульсов сил  членов трудового «коллектива» при хозяйственной деятельности,  что не позволяло достичь высоких показателей  его энергетической эффективности.

       Конечно, в реальной жизни отношения между людьми  много сложнее, чем представленные в столь примитивной схеме.  Тем не менее, даже столь упрощенный «механический» взгляд на природу социальных процессов приводит к весьма прозрачному  и однозначному выводу о целесообразности, а значит и неизбежности перемен в структуре социальных отношений при достижении обществом определенного  уровня развития производительных сил. 

 

        Феодализм – это форма организации  племен и этносов в общество, в результате которой  образуется государство с централизованным правлением.   Люди  (крестьяне и ремесленники)  проживающие на некоторой территории,  связанные единым языком,  религией и культурными традициями,    хозяйственными и торговыми отношениями,    объединяются в структуры,  в которых  устанавливаются  определенные социальные отношения,   иерархия,  определяющая  распределение общественных  обязанностей каждого.    При этом заключается  добровольное, а отчасти принудительное соглашение:  рядовые  члены общества занимаются непосредственно сельскохозяйственной деятельностью и ремесленничеством,   торговцы обеспечивают посредничество в обмене продуктами и товарами,  а  хозяева земли – феодалы,  имеющие свою дружину,  обеспечивают порядок в регионе,  защищая  тружеников от местных грабителей и воров,  а также от  внешних агрессоров.  Т.о.  на земле возникали  регионы,  подчиненные и управляемые  одним феодалом  (князьям).  Потребности развития  общества требовали расширения  территориальных  связей между людьми,  что создавало условия для более  глубокого разделения труда и способствовало повышению эффективности общественного

 Производства.  Кроме того, междоусобные войны разоряди рядовых тружеников.  И сами феодалы  (бояре)   были заинтересованы  в мирном существовании,  ведь война обогащала только одного победителя,  побежденных и проигравший в ней было больше.    Поэтому и сами феодалы стали заключать соглашения между собой,  но прежде всего с самым могущественным из них,  кому и давалась корона -  право на правление всеми объединенными  землями.  Так  появлялись  государства.   (Процесс формирования государств  всегда сопровождался   ожесточенной борьбой за власть,  которая велась всеми способами,   как применением военной силы, так и хитростью и коварством. История   дворцовых  переворотов -  интереснейшая страница истории человечества,  ее изучение чрезвычайно полезно для понимания сути социальных противоречий,    интересов и потребностей разных социальных групп и отдельных людей  с их индивидуальным  спектром  психофизических свойств,  для понимания  законов природы и общества.

        С формальной точки зрения  при феодализме  реализовывался  командный способ управления обществом.  Структура управления  жесткая принудительная.   Командир - король дает общую команду вассалам - феодалам,  те   командуют своими воинами.  Командами  управляется как военная, так и трудовая армия.  Т.о.  рядовому человеку  давалась роль сугубо энергетического элемента,  безропотного  исполнителя  команд.  Невыполнение каралось применением силы.  Но такой способ управления,  когда человек лишается права  действовать самостоятельно,  используя свой интеллект,  эффективен  только при управлении воинами,   которые в принципе  не должны иметь права действовать в своих интересах,  но должны выполнять приказы,  и если надо идти на смерть.   Чем сложнее становилась производственно-хозяйственная деятельность человека, тем в  большей степени  такие социальные отношения тормозили развитие производительных сил общества.    Творческая деятельность и работа из под палки -  две принципиально разные формы действий человека.  Творческая инициатива раскрывает  его энергетический потенциал,   насилие (даже психическое) – угнетает.

       Принципиальным  преимуществом перехода социальных отношений от рабовладельческих к  феодальным  было освобождение  рабов,  которые обрели возможность самостоятельно работать,  обеспечивая  свои потребности,  выплачивая феодалу аренду за землю а также другие налоги.   Они были заинтересованы в  повышении производительности труда,  для чего стремились использовать более совершение орудия производства.   Стало активнее развиваться ремесленничество и  торговля. (Но, надо отметить, что в  странах с капиталистическим способом производства  вплоть до 19 века существовало рабство,  тогда как в России – крепостничество.).    

      Развитие производительных сил общества,  связанное с  появлением  машинного производства и  мануфактур потребовало  создания нового социального класса – наемных  работников.  В отличие от ремесленников,   занимающихся кустарным производством вещей  народного потребления,   с использованием ручного труда,  рабочие должны были выполнять  производственные функции относительно узкого профиля,  поскольку  на мануфактурах,  в которых стали использоваться конвейеры, существовало глубокое разделение труда.  Примитивный однообразный  труд,  жизнь в  городских бараках,  оторваннось от земли и природы – все это не привлекало крестьян,  привыкших к свободному разнообразному труду в натуральном хозяйстве.  При всей тяжести крестьянской жизни  она давала несравненно больше свободы для творческого проявления человека.  Поэтому государство в лице власти и чиновников сгоняло крестьян с земли насильно.  (так было в Англии,   чтобы заставить,  лишенных земли  и вынужденных бродяжничать крестьян  идти в города работать на мануфактурах,  король издал указ, по которому бродяг вешали.  Так в Англии пополнялась армия работников немного труда).    В недрах  феодального общества зрели зерна капитализма,  новой формы  организации производства и  социальных отношений,  отвечающих потребностям развивающихся производительных сил общества.            

 

       Буржуазная революция  освободила народ от  насилия короля и феодалов (баронов,  дворян,  пусть не окончательно и в большой степени формально),  правление государством  стало осуществляться выборным органом – парламентом,  который состоял из двух палат,  верхней, в который входили представители элиты (лорды)  и нижней, в которую избирались состоятельные граждане неаристократического происхождения  (купцы и промышленники).  Парламент издавал законы,  в соответствии с которыми исполнительный орган – правительство управляло страной.   Т.о.  к  управлению обществом были допущены люди не знатного происхождения, выходцы из народа.  Первой страной, в которой в ХIX веке возникла такая форма правления - демократия,   принято считать  Англию (при том, что  родиной  демократии справедливо называть Древнюю Грецию).   Развитие демократии шло по пути расширения слоев населения, имеющих право голоса (так в Англии  добились права голоса  ремесленники, рабочие, затем крестьяне, затем женщины). Постепенно к началу ХХ века  в передовых странах Европы развитие демократии привело к равенству всех граждан перед законом, и т.о.  формально демократическая форма правления стала соответствовать своему определению -  народовластие.  О достоинствах и недостатках этой формы правления общества можно говорить (и сказано) много,  но нас сейчас интересует оценка потенциала этого способа управления с позиции кибернетики – теории управления. 

      Рассмотрим исторические события становления демократии и развития производительных сил общества именно под этим углом зрения.

Продолжение ...

Категория: Исторические процессы глазами инженера | Добавил: meshera (14/Дек/21)
Просмотров: 399 | Рейтинг: 0.0/0

- -


Яндекс.Метрика
Indiglo © 2017