Главная » Статьи » Колонновидная яблоня в культурном саду

Часть третья (I)

Колонновидная многосортовая яблоня в культурном саду

часть 3

(Продолжение, начало в Частях 1 и 2)

 

  1. МОЕ ОТНОШЕНИЕ К карликовой интенсификации садов, промышленных и любительских, и целесообразности использования вставочной конструкции карликовых деревьев в садах различных природно-климатических зон.

 

Подведем итоги всего обсуждения темы статьи и отметим ключевые моменты темы, по пунктам.

1) Преимущество карликовых садов давно осознанны во всем мире, они бесспорны и давно доказаны теорией и практикой мирового садоводства. В них проявляется преимущества системы малых элементов над одним большим, равных размеров или массы, в удельной продуктивности и жизненной гибкости (адаптивности), а все вместе они дают большую продуктивность, на единицу потребляемых ресурсов. (В саду это в основном его площадь, которой пропорциональны внешние, природные наличные ресурсы – энергия солнца, питание земли на участке. Но также надо учитывать и затраченные внутренние ресурсы, искусственного агрофона: дополнительное питание растений удобрениями и поливом, трудозатраты производителей, в том числе на формирование крон, сбор плодов, химическую обработку, мульчирование земли, борьбу с сорняками и пр.).

По сути, внедрение карликовых садов – это переход к чисто качественному (сложному, внутреннему, то есть интенсивному) развитию садов, которое становится единственно возможным, когда вступают в силу физические ограничения на количественное, «экстенсивное», «простое» их развитие, (правильнее «рост»), за счет простого увеличения размеров отдельных деревьев или всей площади сада. Происходящий переход в мире к карликовым садам так же неизбежен, как и переход человечества к коммунизму – сначала на уровне стран и народов, путём выравнивания их уровней жизни и влияния, а потом и внутри этих стран между людьми. Только такой, коммунистический путь развития, сможет материально обеспечить человечество, при его уже нынешнем количестве людей и при ограниченных ресурсах планеты, и спасти от частичного вымирания (ограничение населения, по Мальтусу), или полного самоуничтожения, в военных конфликтах или от экологической катастрофы, что неизбежно при продолжении рыночных отношений и пути развития.

Поэтому лично я признаю (для себя, с моим подходом и возможностями ухода, и в данной зоне) - только карликовый сад, а по градации степеней интенсификации – полукарликовый, при разных (любых) вариантах конструкции таких деревьев: и на клоновых подвоях, типа 54-118 и других, (есть и получше, типа степановских или оренбургских), и на полукарликовых вставках, (лучше неломких степановских, типа 3-4-98). А также применение естественных карликов (специальных сортов, типа Лобо, Уэлси), но таких мало и можно о них здесь не говорить, и колонновидных деревьев (они тоже имеют сдержанный рост, даже на сильнорослых сеянцевых подвоях); и даже стланцевых форм (типа сортов Ковровое, Соколовское), но это мое увлечение себя не оправдало и давно прошло.

А если взглянуть на тему (карликовой интенсификации) шире, то вопрос не в её целесообразности, (это несомненно), а лишь в том, в какой степени она (карликовая интенсификация) разумна и физически оптимальна для каждой зоны садоводства, по природно-климатическим условиям, это раз; и для разных видов использования садов, это два: промышленный, в крупных хозяйствах; частный фермерский, у бедных хозяев; приусадебный, у обычных хозяев, не увлекающихся садоводством; любительский, у продвинутых садоводов; научно-экспериментальные – сады (личные или на работе) научных сотрудников, занимающихся испытаниями сортов и проверкой новых достижений садоводства.

 

2) Главный физический фактор, способствующий повышению эффективности деревьев на пути интенсификации садов, это уменьшение их размеров, по трем причинам. Вне зависимости от метода получения «карликовости», снижения размеров дерева: механический, обрезкой; биологический – за счет использования разных сортов привоев или подвоев, где их рост ограничен генетически. Это Во-первых, (по важности), по высоте, поскольку уменьшаются потери растения при сокодвижении на преодоление сил тяжести, а также просто на преодоление «сопротивления» сосудов вертикальной ветки, которое пропорционально их длине (здесь высоте дерева, если оно прямое). Во-вторых, размеров дерева по ширине, поскольку длина веток пропорциональна потерям на перемещение соков, (хотя эти потери на порядок меньше, чем при такой же длине вертикальных веток). Кроме того, горизонтальные ветки «объемной» кроны увеличивают непроизводительную массу скелетной конструкции, идущую на увеличение прочности скелета дерева. (Расчет показывает, что вертикальные (линейные, в модели) «колонны» или «веретена» эффективнее объемных крон, по параметру «коэффициента жизненной силы» Кжс. (Равного отношению площади листвы к массе дерева, примерно на четверть. См. мои работы по моделированию крон, например, «Коммунистические принципы интенсивного садоводства»). Влияние боковых веток, при равной габаритной высоте дереве, учитывается в моей модели т. н. «форм-фактором», который есть поправочный коэффициент пропорциональности, определенный для каждой из разных форм крон. Рассматривались линейная вертикальная, («колонновидная»), цилиндрическая (веретенообразная), объемная полусферическая, плоская (уплощенная) полудисковая /естественная/ и плоская прямоугольная (относится к плодовым стенкам), плоская дисковая горизонтальная, (аналог стелющейся).

Кроме того, существует третий, т. н. «геометрический» фактор увеличения эффективности дерева при уменьшении его размеров, вызванного тем, что площадь листвы зависит от его размеров во второй степени (в квадрате), а масса дерева – в третьей степени (в кубе). Поэтому эффективность (удельная продуктивность, на единицу занимаемой площади в саду) малых деревьев увеличивается обратно-пропорционально их размерам (прежде всего по высоте).

Прим.1. А. А. Биологические факторы (влияния сорта на эффективность дерева) я не рассматриваю, (это вне моей компетенции), но, думаю, они есть производная физических факторов, закрепленная на генетическом уровне в данном сорте, под условия естественного отбора.

Прим. 2. Однако, надо понимать, что возможности уменьшения размеров дерева, на пути интенсификации, ограничены таким фактором, как уменьшение механической прочности деревца малой величины, которая не соответствует массе плодов и всего урожая. Все-таки плоды у яблони - это не ягоды. Частично эту проблему можно решить, поначалу, когда дерево еще достаточно крупное, с помощью привязки стволика вершиной, к опоре, (или проволоке) или с помощью нескольких привязок по всему колу, но боковые веточки все не привяжешь, и плоды своей тяжестью их разрывают от ствола.

 

3) Естественно, что удельная продуктивность одного карликового минидеревца, сколь высокой она бы не была, не может решить вопрос урожайности сада. Таких деревьев должно быть много, чтобы закрыть те же площади сада, они работают хорошо только в «системе», и тогда в сумме они дадут гораздо больший урожай. Но когда они растут одиночке, в повал с сильнорослыми, последние их «забьют», будучи сильнее в росте, своей тенью, и потом подавят, несмотря на худшую плодовую производительность. (Одни, карлики, выше в «полезности» для Жизни, то есть продуктивности, выработке генеративных органов и плодовых образований, а другие, сильнорослые – в агрессивности и жизнестойкости, выносливости, то есть в работе на себя, свои вегетативные органы роста.) Поэтому смешивать такие деревья в посадках нельзя – опытный садовод должен дать каждому независимому дереву столько территории и светового пространства, сколько требуется для его самореализации, если они растут в одном саду (кроны соседних деревьев не должны затенять друг друга). Но лучше такие сады делать отдельно, поскольку они основаны на разных подходах и требуют разного ухода.

 

4) Однако, в определенных природных условиях, пограничных для самой жизни растения, будет уже не до получения предельной урожайности или качества плодов, определяющие, в первую очередь, полезность растения для Жизни, (количественно измеряемого параметром «культурность», введенным мной. А. А.). Здесь на первое место может выйти фактор выносливости дерева, который ограничивает предельный уровень интенсификации садов. В данном случае – возможность уменьшения размеров дерева и его составных частей (кроны и корней, подвоев) и по силе роста. При этом, в суровых условиях, даже и сама продуктивность более выносливых сильнорослых деревьев может оказаться выше, чем миникарликовых, (в системе, в сумме урожая на равной площади), если ещё дело не доходит до их полной гибели, а только до угнетения. (Подобно тому, как генетически менее урожайная рожь оказывается более урожайной, чем плодородная пшеница, в условиях юга, когда они высаживаются в северных регионах).

 

5) Понятие «карликовое» дерево относительное, ибо размер дерева есть не просто абсолютный биологический параметр его сорта или типа подвоя, а зависит от условий и места выращивания. Так, сильнорослое дерево на юге страны, в районах с жарким (умеренно) солнцем и нормальной естественной влагой, (типа Краснодарского края, где около 4000 тысяч тепловых часов в году), по мере продвижения на север становится сначала среднерослым, а потом и даже естественным карликом. Точно также ведут себя плоды дерева по размеру (да и качеству) и урожайность деревьев, определенных сортов (правильнее – продуктивность, это физический параметр, используемый в модели). Так, например, один и тот же сорт в условиях Краснодара дает плоды по 400 г, в районе Воронежской области – 300 г (3000 тепловых часов), в Тамбове – 250 г (2600 ч), в Орле – 200 г (2300 ч), а в Московской области, (где 1800-2100 ч) хорошо, если 150 г. (Пример Савельева Н. И., при выступлении в МОИПе в 2014 г).

Т. о., ухудшение природных условий и от того поступления энерго (от солнца) и массо (из почв) ресурсов для роста дерева по мере продвижения на север и восток, приводит к тому, что дерево адаптируется, по двум направлениям одновременно. И уменьшает плодоношение (свою продуктивность), количественно и качественно, и уменьшает (ограничивает) рост растения. Здесь адаптация дерева сводится к тому, что уменьшение его размеров приводит к увеличению его удельной эффективности, и тем отчасти компенсирует потери во внешнем поступлении ресурсов. Мы видим, что дерево само использует процесс интенсификации, или качественного развития, (через механизм «карликовизации») для адаптации к более суровым природным условиям северных зон, (точнее, северо-восточных, но Россия уже вся восточная страна, по отношению к Европе, с ее мягким климатом, поэтому о востоке можно не говорить, но подразумевать). Именно так возникают на «северах», (как говорят северяне) карликовые деревья.

Можно образно сказать, что дерево сознательно повышает свою «культурность», в условиях трудностей «воспитания» внешней средой. (Подобно тому, как, по мере уменьшения сил, стареющий человек вынужденно увеличивает свою «культурность», проявляемую в способности к большей концентрации ограниченный сил на самых полезных направлениях, для окружающей Жизни, экосистемы). Кстати, так «закаляют» рассаду овощных культур, выращивая её в холоде, (периодически туда погружая). Тогда она становится более коренастой и прочной, а не тянется вверх тонкими стебельками.

Прим. А. А. Да, только трудности воспитывают, (от слова «труд»), а от избыточности возникают разгильдяи, лоботрясы, стиляги, хулиганы и пр. развращенцы. Да, надо признать, что вся рыночная экономика основана именно на создании трудностей для рабочих, чтобы заставить их работать на пределе сил, и тем воспитать в них умение и желание трудиться, даже когда принуждения нет, не будет. Именно в этом её основное предназначение, (в своей полезной составляющей) – духовное воспитание человека для коммунизма, на определенном (предпоследнем, до коммунистическом) этапе развития общества. Помимо другой, сугубо материальной цели, (первичной по времени, но не по значению) - построения МТБК – материально-технической базы коммунизма, то есть создание минимально достаточной среды обитания для развития творческой личности.

 

6) У карликовых деревьев выше коэффициент полезности, по отношению к потреблению ресурсов, но ниже выносливость. Поскольку они «трудоголики», больше сил (в доле от общих) отдают на плодоношение, (для внешней Природы, Человека и животных, птиц), и меньше сил оставляют себе на внутреннее потребление (поддержание и рост вегетативных органов), позволяющих бороться с Природой, (правильнее сказать – с ее негативными факторами и ограничениями).

 

7) У карликовых деревьев на вставке (с обычными сортами и объемными кронами) выше симметрия надземной и подземной частей, что способствует их большей гармоничности, и отсюда экономичности (производство биомассы на единицу потребляемой массы и энергии), выносливости и долговечности. (Следует из физики и модели). Сама конструкция корневой системы сеянцевых подвоев, используемых во вставочных конструкциях, имеет объемный вид, с равномерными скелетными корнями и относительно малым количеством мелких всасывающих волосков на концах и по поверхности, на единицу объема почвы. Тогда как у клоновых подвоев корни менее симметричны, имеют тенденцию редких скелетных ветвей, часто несимметричных, густо облепленных мелкими всасывающими корневыми волосками. То есть, по сути, эта конструкция близка к сумме нескольких (иногда всего одного-двух) связанных у корневой шейки, длинных корней, т. н. линейного типа. Она имеет максимальную эффективность для линейного роста в длину, за счет концентрации сил на одном направлении. Но это дает преимущество только при перенасыщенной питанием (гумусом и пр.) сверх «культурной» почвенной среде, то есть нужны буквально черноземы, естественные или искусственно сформированные, чтобы обеспечить успешный рост таких деревьев. Фактически обеспечить такой высочайший уровень агрофона, в Средней Нечерноземной зоне России, где бедные почвы, можно лишь искусственным путем: замены всей земли плодородной привезенной, черноземом, или создать его искусственно, путем обильного удобрения. Что могут только профессиональные хозяйства, а обычные люди только, в лучшем случае, на пятачках своих садиков, для нескольких деревьев.

Для бедныхмалокультурных») почв по уровню «культурности» (мой введенный термин) более соответствуют объемные корневые системы сеянцевых подвоев, с достаточно большим количеством скелетных и крупных корней, с относительно малым, в единице объема, количеством мелких всасывающих корневых окончаний, «волосков». Такая объемная структура физически больше подходит к малонасыщенноймалокультурной») почве, с редкими вкраплениями гумуса (в модели). Это явление в моей «теории садоводства», описывается законом «согласования культур биообъекта и окружающей среды», (закон Абакумова №6 в садоводстве).

Заметим, что аналогом клоновых «линейных» подвоев может быть линейная спуровая колонновидная крона, («колонна»), у которой всего один ствол, густо облепленный листьями, с укороченными междоузлиями. Поэтому, на мой взгляд, по соображениям желательности симметрии (вертикальной) дерева, что способствует его «гармонизации» и тем повышения энергетической эффективности функционирования, (по переработке внешних массо-энергетических ресурсов в плоды, в модели – в энергетическом эквиваленте), представляется оптимальным и целесообразным использовать спуровые «колонны» в сочетании с чисто клоновыми карликовыми подвоями. (Самый простой и распространенный вариант их создания). Разумеется, в вариантах с опорами, отдельными колами или с колами, привязанными к шпалерам (толстой проволоке, натянутой на высоте 1,8 м между редкими прочными столбами, железными, бетонными и пр.).

Использование же вставочных конструкций с сеянцевыми мощными корнями или, тем более, чисто сеянцевых подвоев, в сочетании с «колоннами», представляется неправильным и малоцелесообразным, поскольку крупные корни не «прокармливаются» относительно малой кроной, и постепенно угасают, вместе с деревом. По логике, такие корни надо периодически подрезать, для соответствия, чтобы продлить активную жизнь таким деревьям. Подобно тому, как периодически подрезаются надземные части, (ветви кроны), у карликовых деревьев на карликовых клоновых подвоях, где надземная часть, обладая большей силой роста, обгоняет подземную. Но, в данном случае сеянцевых корней, у деревьев с карликовыми (в том числе колонновидными) кронами, которые (корни) надо/желательно подрезать, это делать затруднительно, на практике. И вообще, сеянцевые подвои, хоть и хороши для бедных почв северной России, (включая Среднюю полосу), и по своей высокой экономичности, выносливости (климатической, механической), а также потому, что не требуют подпор, но все же менее эффективны, чем клоновые подвои, в случае богатых искусственных почв. Поскольку не соответствуют им (богатым почвам) по «культурности», тем ограничивая эффект применения карликовой интенсификации, обесценивая вклад высокопродуктивных колонновидных крон. При богатых почвах можно сажать и более малоразмерные деревья с большей плотностью посадок, и тем «выжать» из интенсификации еще некоторые преимущества, по продуктивности сада.

Поэтому представляется правильным использовать сеянцевые подвои в сочетании с карликовыми и полукарликовыми вставками, (ограничивающими рост дерева, без нарушения его внутреннего баланса, между наружной и подземной частями), в основном с обычными сортами, обладающими объемными кронами. (В частности, такими прекрасными иммунными, какие вывел в своей жизни академик Седов Е. Н., или созданы в Мичуринске академиком Савельевым Н. И., а также другими отличными современными сортами, других научных школ страны: МГУ, ВСТИСП и пр.). Таким образом, считаю, что вставочные карлики в большей степени предназначены для обычных сортов.

Использовать же их в сочетании с колонновидными спуровыми сортами целесообразно лишь в варианте многоветочных колонновидных деревьев, получаемых в результате многократной прививки в объемные кроны скелетообразователей, в разные скелетные ветви, (от 5 до 9 на дереве), как это предлагает делать Седов Е. Н. Однако в качестве такого скелетного основания могут быть использованы и обычные полукарликовые деревья, зимостойких сортов (с объемными кронами), как предлагаю я. Причем одновременно с применением «многосортовости», то есть прививать их (ветви скелетных деревьев) разными сортами «колонн». Тип формирования таких полукарликовых деревьев, используемых для скелета «колоннам», для меня не так важен, можно использовать и клоновые разных номеров подвоев, как наиболее распространенные, («за неимением гербовой пишут на простой»), но лучше и желательно на неломких вставках типа 3-4-98, (как то предлагает и делает Седов, но я не имею возможности).

 

8) Если взять за основу, при создании карликового сада, обязательно применение клоновых корнесобственных подвоев, для выращивания колонновидных сортов, (которые, несомненно, являются вершиной яблоневого плодоводства и самым перспективным направлением, на сегодняшний день, в развитии садов), то оптимум, по-моему, нашел Седов Е. Н., в своём гениальном решении, в котором собрал все достоинства (важнейшие характеристики) современных яблонь, выполняющих все требования к ним, и объединил их в своей идее в следующем конструктивном решении. А именно, он выбрал клоновый корнесобственный, не ломкий, зимостойкий подвой, (Степановский), полукарликовый, вставочный, 3-4-98, который одновременно используется в качестве скелетообразователя. При этом получается тоже довольно объемная крона, но более компактная, в горизонтальном сечении, (в 2-4 раза), чем у обычных крон полукарликовых деревьев, (обычных, не клоновых сортов), в которой в каждую скелетную ветвь привит колонновидный сорт. Такие ветки растут вертикально, близко от ствола, поэтому менее склонны к облому, не требуют чатал, (как у развесистых веток крон обычных деревьев, от установки которых я замучился). А сама такая крона достаточно объемна, что позволяет использовать (и «прокормить») более объемные и сильнорослые подвои (гармоничные по вертикальной симметрии) и сажать деревья реже, делая сад практичнее и красивее. При этом деревья становятся достаточно выносливыми, благодаря вполне глубокой и развитой корневой системе, полукарликовой, и не требующими подпор к самим деревьям, и никаких шпалер в саду не нужно, такие деревья можно сажать не в ряд, а как угодно, на всех удобных и свободных местах. (Что для меня очень важно, в моем перенасыщенном деревьями экспериментальном саду).

Кроме того, выносливости таких деревьев, экономичности и долговечности способствует их больший размер, который обеспечивает запас прочности механической (толстые ветви не обламываются от снега, ветра или избытка плодов), и биологической (масса дерева спасает своими накопленными питательными веществами, в случае необходимости восстановления после подмерзаний, при засухах и пр., так как система из большего количества образующих элементов – здесь листьев, веток – обладает большей взаимо резервируемостью и потому выносливостью.) Большей практической выносливости (механической защищенности веток от снежного наста и зимостойкости) такое сложное деревце (на скелетообразователе) и относительно большое (по объему кроны и сумме листового аппарата, по сравнению с обычными одноствольными «колоннами») обязано и более высокому расположению привитых «колонн» (как веток) относительно земли и уровня снежного покрова, где скапливается холодный воздух (для чего и нужен зимостойкий скелетообразователь).

Помимо использования указанного вставочного подвоя в качестве скелетообразователя, описанного выше, (первого варианта использования) Седов Е. Н. предлагает его использовать и в качестве интеркалярной вставки при сеянцевом подвое, (второго варианта использования). В этом случае, естественно, размеры дерева будут побольше, как и станут выше выносливость и долговечность. Первый вариант лучше для профессиональных садоводов и промышленных садов. Второй вариант предпочтительнее при более низком уровне искусственного агрофона, доступном обычным садоводам любителям или мелким фермерам, с небольшим достатком.

ххх

Прим. А. А. Чем больше я думаю над данной темой, (поиска оптимального построения интенсивных карликовых садов для Подмосковья, северной части Средней полосы России), проникаясь ее осмыслением, многократно перечитывая замечательную лаконичную книжицу Седова Е. Н. («Колонновидная яблоня в интенсивном саду»), тем глубже понимаю, какое взвешенное прекрасное гибридное гармоничное и оптимальное решение предложил академик, для своей зоны садоводства, Орла, (и моей, на пределе, тоже, это юго-восток Московской области, где всего на 10% прохладнее). Как «золотой середине» в решении вопроса карликовой интенсификации в данной зоне, когда «и волки сыты, и овцы целы». Эти деревья эффективны и надежны, как знаменитые ИЛ-2, которые варил мой отец, сварщик авиазавода №2 им. Сталина, в годы ВОВ. Известно, что самолеты Илюшина отличались повышенной надежностью и экономичностью, именно на них летало правительство страны. Тем же отличается школа Седова Е. Н. и его саженцы, как и все его сорта, своей высокой отработанностью и высоким гарантированным качеством, а его работа – основательностью и добротностью. Скоро, в феврале, академику исполняется круглая дата – 88 лет. Крепкого Вам здоровья и творческого долголетия, на славу страны!

 

9) Замечу, что я тоже давно пришел для себя к твердому выводу об оптимальности именно полукарликовых деревьев, как «золотой середины» для Подмосковья, (между сильнорослыми, устаревшими и малоэффективными, и карликовыми, тяжеловатыми в уходе и малопригодными к здешнему климату), для «простых» (нормальных, средних) садоводов непрофессионалов. И уже сравнительно недавно, на базе физической модели яблони, понял преимущества именно вставочной конструкции, для таких полукарликовых деревьев, перед чисто клоновой, по подвою.

Хотя, при нормальном уходе, (хороших почвах и поливе), и вторая конструкция меня вполне устраивает, и отлично ведет себя у меня в саду, на полукарликовых подвоях, от 54-118 до прекрасных оренбургских, типа 6-9-14, (но качества ММ 106 мне не хватает). Но, все же, надо признать, что подвои 54-118 часто оказываются слишком хрупки и несимметричны, и на песчаных почвах, при моем наклонном участке, многие деревья кренятся, без подпор. (Стоят, как «пьяный» лес на Куршской косе, отделяющий Рижский залив от Балтийского моря, где постоянные ветра наклонили все сосны).

А карликовые подвои 62-396 так и вообще не годятся, на моих песках, так как обладают плохой заякоренностью и обычно несимметричной корневой системой, поэтому требуют и хороших почв, и обязательных подпор, в виде кольев. Они, при плохом уходе, в запущенном саду, деревья на таких подвоях, как и на знаменитом малорослом английском полукарликовом ММ-106, растут очень угнетенно, и могут не превысить роста человека за 10 лет. А у «обычных» людей, (вроде моей тещи), которые привыкли заниматься только картошкой и к деревьям относиться по остаточному принципу, (как к обычным старым сеянцевым яблоням, которые растут сами по себе, практически без ухода) – такие деревья просто погибают, забиваясь травой и малиной. (Что у меня и произошло в моем первом экспериментальном саду, в пригороде Павлово-Посада, когда я уехал в свой дом в Тельме). Таких деревьев и у меня накопилось немало, уже в новом саду, на втором, запущенном участке, где растут в ряд непроданные деревья. Растут, качаясь, корневой системе явно не хватает мощности, божьи слезы, в общем. Начинаешь копать – редкие длинные корни, обычно пара, а иногда вообще один в сторону торчит, и маленькая мочка в середине, почти корней нормальных нет, что это такое? Прекрасно понимаю Сусова В. И., который, (работая на ленивого среднего садовода, да при здешних московских климате и природе), «в упор» не признает карлики, считая их слабыми и капризными, для простых (нормальных, коих абсолютное большинство) садоводов «любителей». (Нехотя признает только одно их преимущество – больший румянец). Хотя слово это к ним не подходит, скорее «непрофессионалов» и садоводов-«не любителей», «возиться» с деревьями, просто владельцев участков, желающих только потреблять плоды, когда сами вырастут.

Тоже давно, лет 15 назад, я пришел к пониманию ценности и преимуществ многосортовых деревьев, о чем писал многократно в своих работах. Теперь у меня все деревья только такие, на каждом у меня обычно по нескольку сортов, на некоторых до 10 и больше, для сохранения своей большой коллекции.

А уже в самое последнее время увлекся колонновидными деревьями, понял их необходимость и перспективность, даже в моей зоне. (Хотя долгое время относился к ним очень скептически). Почему и взялся за написание этой статьи – чтобы и самому разобраться, и других людей увлечь ими. Но чтобы и поняли, как это «непросто, просто, просто»… (как поет Алла Пугачёва), что не всем такие яблони «по зубам» (по «культуре» садоводческой, которая у садовода должна соответствовать «культуре» дерева, для успеха дела). Для многих, начинающих и неопытных садоводов, лучше начать «по порядку», с первого класса, а не спешить сразу в 10-й, и тем более в академики, каким стал Седов Е..Н., наш «великий кормчий» отечественного садоводства. Но даже он признал «колонны» совсем недавно, всего лет 15, (полагаю?), а до того с разумным консерватизмом долго не торопился с этим, а занимался «простыми» сортами, (и до сих пор им уделяет главное внимание), где достиг немалых высот и вывел много прекрасных сортов, которые на голову были выше первых «колонн» по качеству плодов и выносливости. Но, наконец, время «колонн» пришло и на нашу землю.

Теперь и я хочу внедриться в это дело, причем со своей идеей, дополняющей идею Седова Е. Н. – многосортовости такого колонновидного дерева, на базе скелетообразователя. В роли которого можно и собираюсь использовать обычные полукарликовые деревья зимостойких сортов. (Прим. В основном для любительских садов, но можно и для профессиональных.) Но до этого я прошел длинный, 30-летний путь, интенсивных занятий любительским садоводством, и только теперь «созрел» до таких «сверхкультурных» деревьев.

P. S.

10) Замечательный хирург, (сделавший последнюю, четвертую и сложнейшую операцию моей тяжелобольной жене, и тем подаривший ей год и месяц жизни, а мне – счастья), при каждой встрече «пытал» меня, как я отношусь к колонновидным яблоням? (Когда он узнал, что я опытный садовод, я ему дал свою визитку). Он недавно приобрел участок и хотел посадить хороший современный сад. Тогда, всего два года назад, я ещё был убежденный противник «колонн», с точки зрения практичности и целесообразности их использования «обычными» садоводами, на приусадебном участке, и пылко ему доказывал, что это дело не стоящее, для начинающих садоводов, используя следующие аргументы.

Поскольку, дескать, такие деревья очень капризны, трудно и медленно растут, без особенного ухода и богатых почв (чернозема), у «обычных» садоводов, привыкших к неприхотливым сильнорослым яблоням, что росли у дедушек и бабушек. Созданные сорта, даже в России, пока мало зимостойки, (еще и из-за малых размеров самого деревца, обладающего малой массой и восстановительной способностью, а также нахождения в приземном холодном слое воздуха), то есть плохо адаптированы к нашей московской зоне, и не так вкусны, как лучшие обычные сорта. Требуют специальной профессиональной обрезки или прореживания завязей и плодов. А главное – что таких деревьев должно быть много, они хороши и проявляют свои преимущества только в «системе», когда растут дружными рядами в массовом промышленном саду, на шпалерах. На любительском участке их должно быть чуть ли не несколько десятков, (на сотке умещается по 100-300 деревьев!), чтобы появился значимый эффект от их использования, (хотя простому садоводу столько плодов и не нужно). А покупать их (саженцев «колонн») много – дорогое удовольствие, поскольку такие саженцы стоят столько же, как и более сильнорослых деревьев, а часто бывает – и дороже, за популярность и как новинка, плата за рыночный спрос. Ибо «простые» люди, (не привыкшие думать, и которые сначала делают, а потом думают), не понимают, что все в мире относительно. И если «колонны» в качественном отношении лучше, по урожайности на единицу площади, то в количественном много хуже (урожайности на одно дерево). А в жизни надо стремиться к гармонии количественного и качественного начал, это и есть показатель «культуры». (У людей это отражено в пословице: «В здоровом теле – здоровый дух».) Короче, объяснял, что это дело (выращивание «колонн») требуется много возни, при большом риске и малом эффекте. А посадить несколько отдельных деревьев – ничего практически не дает, в смысле пользы от урожая. (Одно большое дерево, хоть и позже, сможет заменить пару десятков таким «колонн»).

ххх

Так я тогда думал, такое скептическое мнение у меня выработалось давно, с середины 1990-хх годов, и сохранилось на долгие годы (более 20-ти), вплоть до самого последнего времени. Но оно резко поменялось совсем недавно, в этом году, после прочтения замечательной краткой популярной книжицы Седова Е. Н., указанной в начале статьи /1/. Это полностью перевернуло мое отношение к «колоннам». А главная причина такого изменения моего мнения в том, что мудрый академик сумел найти отличное компромиссное решение, приемлемое и для практического рентабельного промышленного интенсивного садоводства в Средней полосе России, и для продвинутых фермеров и садоводов-любителей, вроде меня.

Это решение объединило и примирило консерваторов и новаторов. Тем более оно меня обрадовало, что совпало и с моими целями и желаниями, использования многосортовости в деревьях, за счет прививок разных сортов в одно дерево (Седов же предлагал просто использовать много односортовых прививок в разные ветви скелетообразователя). А также тем, что такие деревья, многосортовые колонновидные, на скелетообразователях, будут занимать в 2-4 раза меньше места, чем обычные полукарликовые, (обычных сортов) и при том иметь более прочную крону (к отломам), благодаря более близкому расположению вертикальных веток «колонн» к стволу. Это позволит сажать такие деревья плотнее, и выращивать в моем экспериментальном саду в несколько раз больше деревьев, что открывает для меня новые перспективы развития и очень вдохновляет на новые «трудовые подвиги».

Насколько же своевременно попалась мне эта книжка в руки!

 

Читать продолжение...

Категория: Колонновидная яблоня в культурном саду | Добавил: adrymne (18/Янв/27)
Просмотров: 213 | Рейтинг: 0.0/0

- -


Яндекс.Метрика
Indiglo © 2018